aif.ru counter
218

Леонид Менакер: "Сенбернары бывшими не бывают"

Леонид Менакер, представитель старшего поколения петербургской кинорежиссуры, знаком зрителям по картинам "Жаворонок", "Никколо Паганини", "Завещание профессора Доуэля", "Последняя дорога", "Собачий пир". Вот уже несколько лет Леонид Исаакович преподает в Университете кино и телевидения, его ученики стали режиссерами: Антон Сиверс снял сериал "Охота на Золушку", Дмитрий Парменов - "Агентство НЛС". На днях в Доме кино Менакер представил свою новую книгу "Цареубийцы" с подзаголовком "Исторические киноповести", несколько лет назад вышла его автобиографическая книга "Волшебный фонарь". На презентации "Цареубийц" коллеги убеждали Леонида Исааковича вновь взяться за съемки. Он отговаривался тем, что в современных условиях работы "или я кого-то на площадке убью, или сам умру". Когда подчеркивали, что в книге чувствуется кинематографист, Менакер отшучивался: "Сенбернары бывшими не бывают".

Леонид Менакер, представитель старшего поколения петербургской кинорежиссуры, знаком зрителям по картинам "Жаворонок", "Никколо Паганини", "Завещание профессора Доуэля", "Последняя дорога", "Собачий пир". Вот уже несколько лет Леонид Исаакович преподает в Университете кино и телевидения, его ученики стали режиссерами: Антон Сиверс снял сериал "Охота на Золушку", Дмитрий Парменов - "Агентство НЛС". На днях в Доме кино Менакер представил свою новую книгу "Цареубийцы" с подзаголовком "Исторические киноповести", несколько лет назад вышла его автобиографическая книга "Волшебный фонарь". На презентации "Цареубийц" коллеги убеждали Леонида Исааковича вновь взяться за съемки. Он отговаривался тем, что в современных условиях работы "или я кого-то на площадке убью, или сам умру". Когда подчеркивали, что в книге чувствуется кинематографист, Менакер отшучивался: "Сенбернары бывшими не бывают".

"Три брата-дегенерата"

- Леонид Исаакович, позвольте спросить вас о семье, она ведь у вас знаменитая, достаточно сказать, что вы в родстве с Андреем Мироновым.

- Дед Андрея и мой - родные братья, оба они жили в Петербурге. Мой отец и Александр Менакер, который с Марией Мироновой был известен всей стране, - двоюродные братья, ну а мы с Андреем, наверное, троюродные, я плохо в этом разбираюсь. Мы были очень дружны, несмотря на то что я старше на десять лет. Разница эта все стиралась, и к его сорока стала незаметна. Я очень без Андрюши скучаю, причем это не проходит.

- У Андрея в Петербурге ведь остался еще один брат - Кирилл Ласкари, сын Александра Менакера от первого брака, известный театральный деятель. В "Волшебном фонаре" вы ярко описываете похождения "трех братьев-дегенератов" в молодые годы, например, как в ресторане гостиницы "Ленинград" разбушевавшийся Кирилл бросал лед из ведерка с шампанским в заполонивших ресторан немецких туристов с криками: "Псы-рыцари! Ледовое побоище!"

- Могу сказать одно - нам весело было. Вот в своих фильмах я Андрея не снимал, и когда он не без яда острил по этому поводу, отшучивался: "Титр "Миронов и Менакер" - это что-то противоестественное".

- Общаетесь с оставшимися членами семьи?

- Изредка вижусь с Ларисой Голубкиной. Знаком с первой женой Андрея Катей Градовой, он приводил ее к нам домой, когда они только поженились. А вот с их дочкой Машей Мироновой знаком не был. Не так давно в Москве побывал мой сын, вдруг он оттуда звонит и спрашивает: "Не хочешь поболтать со своей родственницей? Сейчас с тобой будет говорить Маша". Раздается голос: "Дядя Леня, я давно хочу с вами познакомиться". - "Маша, это так просто сделать, будешь в Питере, позвони". Дай Бог, увидимся.

- Вся ваша семья - люди искусства?

- Отец с 1924 года лет сорок проработал на "Ленфильме", он был вторым режиссером, много сотрудничал и дружил со знаменитым Фридрихом Эрмлером. Эрмлер называл меня "крестным сыном".

- А ваши сыновья не продолжают традицию?

- Нет, хотя один и учился режиссуре в Институте культуры, а второй закончил консерваторию, оба занимаются предпринимательской деятельностью. Теперь внуки подрастают:

Право на режиссуру

- Трудно было утверждаться в профессии, если родственники - сплошь известные люди?

- Никогда об этом не думал. Как-то - по другому поводу - пожаловался Товстоногову, который принимал меня в театральный институт и с которым позже у нас были добрые отношения: "Ну почему я все время должен доказывать свое право на режиссуру!" - "Голубчик, я каждым своим спектаклем доказываю, что имею право на режиссуру. Потом у вас начнется самое трудное: соревнование с самим собой". После института я поработал в Театре имени Ленсовета. Случилось так, что Игорь Владимиров, хотя мы были в дружеских отношениях, слишком навязывал свое художественное руководство. Я ему сказал, мол, хватит, а он: "Леня, то, что я прошел у Товстоногова, вам не снилось и в страшном сне". - "Значит, Игорь, я - не вы, а вы - не Товстоногов". Из театра я ушел, после этого поставил два кинотеатральных спектакля в ДК имени Ленсовета, их увидел директор "Ленфильма" Киселев и пригласил меня на студию. Это было в 1964 году.

Тогда режиссер Никита Курихин должен был приступать к съемкам фильма "Жаворонок". Интересно, что буквально накануне я прочел в "Комсомолке" заметку "Подвиг капитана" - документальную историю о бегстве нашего танка с немецкого танкодрома в 1942 году. И подумал, какой кинематографический сюжет! И вот меня приглашают снимать картину по этому самому сюжету. О Курихине на студии говорили, что он замечательный монтажер, но не умеет работать с актерами, даже побаивается их. Моя задача была - помочь с актерами. В результате я стал равным сопостановщиком. Вместе мы сняли еще одну картину "Не забудь: станция Луговая".

- Тут, насколько я знаю, ваше умение работать с актерами проявилось в полном блеске: игравшая главную роль актриса Алла Чернова стала вашей женой.

- Да, вот уже 35 лет мы вместе. Станция Луговая не забыта. А Никита погиб в автокатастрофе вместе с женой. Он купил "Запорожца" маленького, которого я возненавидел: когда Никита меня как-то прокатил, было ощущение, что сижу на асфальте и у меня выдергивают из-под зада этот самый асфальт.

- Отработав на студии почти 30 лет, вы ушли. Почему?

- В середине 90-х наступил момент, когда все стало резко меняться. Как-то сидит у меня человек, который должен был финансировать фильм. А мы оценили картину примерно в 300 тысяч условных единиц. Он говорит: "Я переведу вам 500, 200 из них вы обналичите, 150 отдадите мне, 50 возьмете себе". - "Но как такие вещи делаются?" - "Неужели вас нужно учить! Ну вот в картине есть сцена аварии "Мерседеса". Купите старый за три тысячи, сожгите, а сведения подайте, что стоил 80 тысяч. Купите комплект видеотехники, но не на самом деле, а только бумаги оформите, ну а потом составьте акт, что он у вас утонул на съемках. Вот вам еще 80 тысяч". Я понял, что наступило новое время, я к нему не приспособлен. Пошел к директору студии Александру Голутве, сказал, что ухожу, он ответил: "А вы проницательный человек, Леонид Исаакович".

Сгорают на сериалах

- Довольны, как складываются судьбы ваших учеников?

- Где-то на их третьем курсе меня стала мучить совесть - а это был не лучший период в смысле производственной жизни молодого режиссера, - ну вот я сею разумное, доброе, вечное, а чем кончится? Они пойдут торговать в ларек? Но оказалось, что основная часть курса снимает. Конечно, они сейчас сгорают на сериалах, но при этом натирают хорошие производственные, профессиональные мозоли. Хочется поблагодарить Аду Стависскую, продюсера студии "Панорама", которая рискует доверять молодым. Антон Сиверс уже работает в Москве, а недавно, когда мы всей мастерской собирались на наш "лицейский день", Антон позвонил из Неаполя со съемок. Татьяна Мельникова делает шесть серий фильма "Бегущая по волнам" по сценарию моих же выпускников - Ануш Вардан и Андрея Либенсона. Мой китайский студент Ли Синь пишет: "Каждый раз, когда снимаю, думаю, а как бы вы это оценили?"

- А как вы, профессионал, оцениваете бесконечные телесериалы?

- Мне кажется, я не старая зануда, но в ужасе от того, чем заполнен экран, потому что вижу отсутствие профессионализма во всем. Тем более радуюсь, если случаются талантливые фильмы, например "Бригада". В этом сериале чувствуется поступь режиссера, драматургия. Говорят, мол, это римейк "Однажды в Америке" - ну и молодцы, взяли хороший трамплин.

Жизнь профессорская

- А как материально живет профессор университета?

- Унизительности существования нет, это главное. Профессорское жалованье повысилось, кроме того я получаю пенсию, имею льготы как блокадный мальчик. Конечно, все это далеко от жалованья моего бывшего ассистента Бори Фрумина, давно уехавшего в Америку и преподающего там режиссуру. Он мне рассказывал: "У меня очень небольшое жалованье, 5 тысяч долларов".

Когда-то моя жена сказала: "Мой муж пьет самый дорогой коктейль - бензин, коньяк, кофе". Бензина теперь потребляю меньше - сократились разъезды, коньяку тоже, только кофе без изменения. Да еще, как прежде, курю.

- Пытались бороться с пороком?

- Никогда с курением не боролся. Как вообще ни от чего не отказываюсь, ничего специально не бросаю.

Смотрите также:



Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что произошло на заводе «Авангард» под Петербургом?
  2. Когда откроют съезд с КАД?
  3. Эпидемия гриппа началась?

Сделали ли вы прививку от гриппа?