aif.ru counter
495

"Хорошо меня кормишь, Иван"

О расстрелянном вместе с семьей Николая II в июле 1918 года поваре Иване Харитонове почти ничего неизвестно. Между тем в Петербурге живет его внук - Валентин Михайлович Мультатули. Режиссер и переводчик, кандидат искусствоведения, основатель театральной труппы "Альянс Франсэз".

О расстрелянном вместе с семьей Николая II в июле 1918 года поваре Иване Харитонове почти ничего неизвестно. Между тем в Петербурге живет его внук - Валентин Михайлович Мультатули. Режиссер и переводчик, кандидат искусствоведения, основатель театральной труппы "Альянс Франсэз".

"Погиб за советскую власть"

В годы довоенного детства, которое прошло на Таврической улице, он часто слышал от мамы, Екатерины Ивановны, и от бабушки, Евгении Андреевны Харитоновой, о "деде Ване". Он думал, что дед - путешественник: бабушка много рассказывала о его поездках в разные страны, показывала фотографии. То он в египетском кафе, то сидит верхом на ослике в Каире, то перебирается по канату с тонущего в Мертвом море корабля на берег. Когда внук спрашивал, что же с дедом стало, бабушка, опустив глаза, говорила: "Погиб за советскую власть".

- Однажды я тайком забрался в огромный шкаф и стал рассматривать бабушкино страусовое боа, - вспоминает Валентин Михайлович. - Там же, в шкафу, лежали бумаги, среди которых оказалась анкета моего дяди: "Отец - Иван Михайлович Харитонов, повар, расстрелян в 1918 году в Екатеринбурге вместе с Николаем II". Так я узнал правду.

Доброволец при государе

...Иван Харитонов родился в 1870 году в семье чиновника. В 12 лет его определили на кухню, потом послали для обучения в Париж. В 1888 году Харитонов был определен поваром к Высочайшему двору. Имел звание Потомственного почетного гражданина, награжден многими орденами и медалями.

Перед революцией Харитоновы жили в доме ≤ 7 на Гагаринской улице. Последнюю весточку на этот адрес Иван Михайлович послал в июне 1918 года из Александровского дворца, где он находился в заточении как слуга царской семьи. Он подписался тогда неожиданно торжественно: "Ваш навеки Иван". Это письмо, много лет хранившееся в семейном архиве, В.М. Мультатули передал в фонд "Обретение".

Когда Романовых отправляли в Тобольск, в числе пожелавших добровольно последовать за ними (среди "людей" таких оказалось гораздо больше, чем среди приближенных) был Иван Михайлович Харитонов. В Тобольске он ведал всеми вопросами питания, и государь даже как-то сказал: "Хорошо меня кормишь, Иван". Харитонов давал юным царевнам уроки хлебопечения, показывал, как надо ставить и месить тесто, как выпекать хлеб...

"Знайте, ничего не кончено!"

Когда вскрылся Тобол, наступил день отъезда остальных Романовых. Пристань была почти пуста: проститься допустили немногих. Среди провожавших была семья Харитонова. У окна одной из кают долго стоял цесаревич и махал рукой всем, кто оставался на берегу. Две девочки усердно махали ему в ответ. Одна из них была Екатерина Харитонова: Евгения Андреевна с детьми так и осталась потом в Тобольске: ждала возвращения мужа. Ее надежду поддержал необычный разговор с царским камердинером Волковым в конце 1919 года. Как-то он пришел к ним в дом ночью (в Тобольске стояли красные), передал большую сумму денег и попросил расписку. Еще вручил посылку, все предметы в которой были завернуты в английские газеты. Уходя, сказал: "Знайте, ничего не кончено!" Потом Евгения Андреевна очень жалела, что выбросила газеты: ей казалось, что там могло быть какое-то важное сообщение. Волков обещал прийти снова, его ждали несколько лет, но напрасно.

В 1920 году Евгения Андреевна с детьми тронулась в обратный путь в Петроград. В их квартире на Гагаринской уже жили другие люди, но остатки вещей и мебели верный швейцар Федор отнес в подвал и вернул, когда Харитоновы приехали. Кое-что из тех вещей Валентин Михайлович помнит по своему довоенному детству: ломберный стол, превращенный в обеденный, этажерки, диван, огромный старинный сундук, множество медной и серебряной посуды. Все это потом, во время войны, пропало, остались только старые настенные часы да какие-то мелочи - например, стакан с вензелем со знаменитого "Штандарта".

Круг замкнулся

В 1928 году младшая дочь Харитоновых Екатерина вышла замуж за кадрового военного Михаила Харитоновича Мультатули. Валентин Михайлович родился в 1929 году. Бабушка ему запомнилась доброй, но замкнутой. Не было дня, чтобы она не брала в руки Евангелие - толстую книгу в коричневом кожаном переплете, на внутренней стороне которой была надпись: "Харитоновой с семьей. Александра". Подарок на Рождество 1918 года. Это Евангелие, а также дневники Екатерины Ивановны, которые она вела с детства, остались в разбомбленном во время блокады доме на Таврической улице.

Первую блокадную зиму Харитоновы провели в Ленинграде. Дом на Таврической стоял рядом с Горводом, и этот участок нещадно бомбили. Тогда дядя Михаил решил перевезти родных в другое место. И тут странным образом замкнулся круг: в блокаду дети и внуки повара Харитонова оказались в том самом доме на Гагаринской, где когда-то счастливо жила вся его семья. Те, прежние, комнаты находились совсем рядом, за стенкой.

Долгие годы Валентин Михайлович молчал о своем деде, но в семье всегда глубоко чтили память последнего императора и погибшего с ним Ивана Михайловича. "Я считаю, что дед совершил личный, человеческий подвиг, - говорит Валентин Михайлович. - А государь с достоинством принял крест за всю Россию, показав пример нравственного, духовного подвига".

Смотрите также:



Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что произошло на заводе «Авангард» под Петербургом?
  2. Когда откроют съезд с КАД?
  3. Эпидемия гриппа началась?

Сделали ли вы прививку от гриппа?