aif.ru counter
67

Андрей Князьков рад, что стал Бубликом

Большой театр кукол (БТК) открыл сезон, дети, вернувшиеся в город, заполняют зал, переживают за героев. Когда-то среди зрителей оказался и Андрей Князьков, который, выйдя из театра, дал себе клятву обязательно здесь работать. И сдержал ее. Заслуженный артист России Андрей КНЯЗЬКОВ за десять лет работы сыграл более ста ролей - это с учетом телевизионных, он каждый будний день встречается с маленькими петербуржцами в ТВ-передаче "Забавная семейка", в которой предстает хулиганистой собакой Бубликом.

Большой театр кукол (БТК) открыл сезон, дети, вернувшиеся в город, заполняют зал, переживают за героев. Когда-то среди зрителей оказался и Андрей Князьков, который, выйдя из театра, дал себе клятву обязательно здесь работать. И сдержал ее. Заслуженный артист России Андрей КНЯЗЬКОВ за десять лет работы сыграл более ста ролей - это с учетом телевизионных, он каждый будний день встречается с маленькими петербуржцами в ТВ-передаче "Забавная семейка", в которой предстает хулиганистой собакой Бубликом.

Клятва Маяковскому

- Куклы ко мне пришли из телевизионных передач, - вспоминает Андрей. - Тогда их было много, и все персонажи говорили голосами актеров БТК. Когда впервые попал в театр и услышал эти голоса, понял, что давно всех знаю! Я вышел, и в сквере у памятника Маяковскому сказал: "Я должен быть в этом театре!" Но это уж восьмиклассником, и, можно сказать, имел стаж работы с куклами: занимался в кружке, мы даже были победителями городского смотра, снимались на телевидении. Руководительница кружка была знакома с артистами, благодаря этим связям я через четыре дня после окончания школы уже работал в БТК. Монтировщиком сцены. Гордость распирала, я все мечтал: "Ну спросите, спросите меня, где я работаю?" Вот когда действительно стал артистом, мысли переменились: "Только не спрашивайте, где я работаю!" Потому что понял, что ничего еще не умею, не знаю. Как по анекдоту: "Дорогие выпускники, вы закончили институт, теперь перед каждым встал вопрос: кем быть?"

Штурм не удался

Год я отработал в театре, потом поступил в институт, но из монтировщиков не ушел, не мог расстаться с БТК. Днем учился, вечером ставил декорации. Я жил в Понтонном, домой попадал в полночь, в семь утра вставал - и в институт. А поскольку каникулы в вузе не совпадали с отпуском в театре, так же как и выходные, четыре года работал без отдыха. Самое интересное, что главный режиссер театра Виктор Сударушкин меня знал только как монтировщика, и, чтобы стать артистом, мне пришлось "показываться", как это принято. А у меня был страшный комплекс - ну кто я такой, декорации таскал, а теперь дерзаю на сцену. Меня колотило, тем более что все артисты пришли мой "показ" посмотреть. Читаю прозу - а у меня это был коронный номер на экзамене в институте - смотрю, Виктор Борисович спит. Потом начал петь, чувствую, ни в одну ноту не попадаю. Наверное, думаю, тихо пою, начал громче - еще хуже. А уж когда танцевал, мне сказали, что это было больше похоже на истерику. Сударушкин проснулся: "Вы знаете, нам нужны крепкие артисты, которые могут петь, танцевать. Да вы ведь и в армию уйдете?"

Ну а в это время в институте шли дипломные спектакли режиссеров, и они приглашали в них нас, студентов. Меня, кстати, все тринадцать режиссеров позвали, но я подумал: "На первых трех соглашаюсь, больше не успеть", и сыграл три главных роли. Сударушкин, как завкафедрой, спектакли увидел, подошел: "Если вы еще не передумали к нам показываться - пожалуйста". Опять я "показывался", и опять - мимо: "Нам нужны крепкие артисты:"

Так и не удалось взять родной БТК штурмом, ушел я в армию, два года отслужил в Севастополе, а когда вернулся - это была уже другая история. Сударушкин к этому времени умер, Валерия Сергеевна Киселева, народная артистка, предложила худсовету взять меня без просмотра: "Он так долго этого добивался, попробуем на договор". А через год взяли в штат.

"Дай по лбу!"

Первую роль - Зайца - я сделал по дороге домой, выучил текст и все в голове построил. Но сыграл всего пару раз, потому что это был ввод в старый спектакль, который сняли. В институте я тоже играл кроликов, зайчиков - героев положительных, вот на телевидении повезло сделать характеры посложнее - медведя, дракона, Бабу-ягу, лешего. И не только с куклами, но и вживую. Сейчас очень рад, что играю Бублика - хулиганскую собаку, потому что до этого в "Большом фестивале" я был Тото, таким положительным, умным, что сам страдал. Мне один мальчик прислал письмо: "Тото, ты такой занудный, я тебе скажу, как исправиться. Первое - расскажи какой-нибудь анекдот, второе - дай по лбу Веснушке, третье - упади в кадре".

Играя собаку Бублика, я только одну сложность испытываю: единственный из актеров лежу на полу и, пока другие говорят, успеваю заснуть. Товарищи меня будят, мягко лягнув. Раз, думаю, дай-ка посмотрю, как же "Забавная семейка" на экране получается. Сел у телевизора, посмотрел минутку и - не поверите, по привычке - заснул.

Выйти из подполья

Стало ли сейчас кукольных передач по телевидению меньше? Нет, что ни включишь, везде куклы, но не всегда с ними работают профессионально. Люди, видимо, думают, что куклы - это просто, вот ими и машут. Есть такое мнение, что это искусство второго сорта, ниже, чем драматическое. И денег кукольникам в различных проектах стараются платить поменьше. Нужно бы кулаком стукнуть, но я не умею. Разве что себя по лбу.

В городе есть люди, которые кукольным театром не просто увлечены, а горят, сумасшедшие, как и должно быть, это Руслан Кудашев с театром "Потудань", Александр Максимычев с "Кукольным домом". Ну а я со своим учеником Алексеем Мельником - я ведь преподаю в Театральной академии - создал такой маленький мобильный театрик "Чемодан-дуэт "Квам". Уже на четырех международных фестивалях были, недавно вернулись из Сеула, где дали 20 концертов. Нам даже предложили продолжить буквально сразу же, в сентябре. Но мне из Петербурга не вырваться, как по анекдоту: "В Голливуд приглашают? Я сейчас не могу, у меня елки". Корейцы "Чемодан-дуэту" комплимент сделали: "Это же пантомима, мы знаем "Лицедеев" и Полунина, но то, что увидели - ближе к Марселю Марсо". Я это, конечно, на семнадцать делю, но факт тот, что в Корее нас знают, а дома - нет. Чтобы выйти из подполья, нужны площадка, реклама, помощники. В Москве мы себя сможем показать в октябре, на Международном фестивале имени Сергея Образцова. Кстати, пару раз выступали в концертах у Петросяна. Стоим за кулисами, готовимся, я Леше говорю: "Сейчас опять выйдем, и опять нас никто не знает". Москва такой город, что если тебя не знают, ты это очень сильно ощущаешь. Но наши номера их взяли!

Смотрите также:



Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что произошло на заводе «Авангард» под Петербургом?
  2. Когда откроют съезд с КАД?
  3. Эпидемия гриппа началась?

Сделали ли вы прививку от гриппа?