aif.ru counter

Что унижает город? Лев Лурье - о несмелом руководстве и уезжающих талантах

Известный историк раскритиковал Стратегию развития Петербурга до 2030 года.

- Стратегия развития города до 2030 года, которую на днях рассматривали в Смольном, - утопия, - считает Лев Лурье, историк, писатель, телеведущий. - Нам обещают, что уже через 17 лет мы будем жить, как в Гамбурге и Барселоне, население вырастет до 6,5 млн чел., а продолжительность жизни - до 78 лет. Конечно, это мечты, но в целом к программе я отношусь положительно. Ведь будущее Петербурга надо обсуждать.

4 часа - и успех

Елена Данилевич, АиФ-Петербург: - В городе не раз пытались реализовать глобальные планы: продовольственную программу, «Интенсификацию-90», но они неизменно проваливались. «2030» ждёт та же участь?

Лев Лурье: - Долгий срок снимает ответственность. Думаю, так произойдёт и на этот раз. 

К этому времени правительства Полтавченко в городе наверняка уже не будет, а другие люди выдвинут новые идеи. Анатолий Собчак, например, хотел сделать Петербург банковской столицей, русским Франкфуртом. Не удалось.

И культурной столицей, о чём так любит говорить нынешнее руководство, мы тоже не являемся. Первым так назвал город Ельцин, когда передавал Москве питерскую «кнопку» Центрального телевидения. Видимо, ему было неловко, и он решил подсластить пилюлю. Сегодня, чтобы стать знаменитым, неплохо родиться в Петербурге, это способствует славе, но реализоваться по-настоящему можно в Москве или за границей.

- Однако сейчас Георгий Полтавченко провозгласил главной целью развитие отраслей, связанных с интеллектом. Разве в нашем городе для этого мало возможностей?

- По числу граждан, получивших высшее образование, мы находимся на одном из первых мест в стране. Но сделать Сорбонну всё равно не получится. Это видно уже по тому, что большинство выпускников в последние годы по специальности не работают. Очевидно, дипломированные туроператоры, бармены и риелторы трудятся лучше, чем люди без «корочек». Зачем только тратить годы жизни, государственные и свои деньги на специальность, которая никогда не понадобится? 

Университет тоже занимает нижние строчки престижных рейтингов и, с моей точки зрения, развивается крайне слабо. Там постоянно происходят какие-то административные реформы, а подписать любую бумагу - страшный труд. Зарплата молодого преподавателя 15 тысяч - ниже, чем в государственной школе, где я преподаю. Но главное, город не создаёт условий для роста. Поэтому бОльшая часть молодёжи не находит здесь места и уезжает. Тем более что успех и признание - в четырёх часах, достаточно отправиться на Запад - на «Аллегро» или в Москву - на «Сапсане». Так что гении, рождённые в Петербурге, умирают в Нью-Йорке или столице. Как при этом бороться за человеческий капитал - загадка. 

Нерешительная власть

- Ещё одна загадка, почему в нынешнем руководстве города сплошь москвичи или варяги из других регионов. Диалога с местными элитами не получается, а это отражается на жизни всего Санкт-Петербурга.

- Меня, на самом деле, это радует. Потому что такое беспомощное руководство, как у нас сейчас, опасается что-то делать, а значит, ничего не испортит. Из-за некомпетентности и страшной осторожности, боязни рискнуть хоть чем-то, эти чиновники вреда городу не нанесут. Для архитектурных памятников это особенно важно. А у нас 15 тысяч зданий пережили Первую мировую, больше, чем где-либо в Европе. Валентина Матвиенко, например, продвигала башню Газпрома. Нынешняя команда на подобное не решится. Кроме того, так как у нас город бедный, он гораздо изобретательнее, чем Москва. Поэтому лучше развит малый бизнес, за кошелёк посетителя бьются сотни баров, маленьких ресторанчиков. Счёт в кафе на Невском вдвое меньше, чем на Арбате, а туристов с каждым годом - больше.

- Сейчас другая идея - взять больше столичных функций. Для этого переводятся суды, военное руководство, затевается vip-строительство.

- Нынешняя городская власть соглашается на всё, что предлагает федеральная, а это неправильно. Зачем нам объединённые суды? Они не нужны, это видно по примеру Конституционного. Он не дал нам никаких дополнительных рабочих мест, статусных благ, как обещали. Наоборот, коттеджи служителей Фемиды заняли лучшую часть Крестовского острова, любимого поколениями горожан. Появилась помпезная Президентская библиотека, однако на настоящую библиотеку она похожа мало - вход только по спискам и паспортам. И сейчас отдают последний кусок в центре, где можно было бы разбить красивый парк, под довольно мрачный архитектурный ансамбль для верховных судей и их персонала. Считаю, что это унижает наш город. 

- А как же грандиозные форумы? Недавно прошёл культурный, куда приехали знаковые личности...

- Большинство таких собраний безнадёжно похожи на культхозактивы. Приезжают пафосные господа и дамы, что-то говорят. На это тратятся огромные деньги, преимущественно из бюджета. Какое значение это имеет для города? В то же время парки запущены, не создаются новые музеи для детей, нет настоящего музея блокады, а в зоопарке уже 30 лет - живого слона. 15 лет не могут открыть музей-квартиру Бродского. Мало издательств, один скромный телеканал. А вот бюрократия процветает. Я недавно разговорился с хозяином маленького хостела. Чтобы перед окнами появилась скамейка, ему пришлось добыть 40 согласований. Проще не делать.

Петродеградация? 

- К общему напряжению в последние годы добавились проблемы с мигрантами. Дошло до того, что петербуржцы чувствуют себя иногородними…

- Не соглашусь. Особенность нашего города как раз в том, что он может переварить огромное количество приезжих. Ленинград за XX век дважды терял почти 80% населения - после революции и в блокаду. И сумел сделать выходцев из других республик горожанами. Грузины и армяне давно органично вошли в ткань городской среды, азербайджанцы сейчас проделывают этот путь. Их больше, это крестьянская нация, поэтому адаптация дольше. Конечно, есть недостойные люди, но как массовое явление я этого не заметил. 

А вот то, что они чистят, метут, строят, - видно хорошо. Ну а бутылкой по голове можно получить и от русского. Есть и историческая память. Моя мама была в эвакуации в Ташкенте, как Ахматова. И с благодарностью всегда вспоминала узбеков, которые её приняли. Посмотрите также фамилии павших за Ленинград на Синявинских высотах. Они сплошь среднеазиатские. 

- Значит, неправы те, кто говорит, что наступила петродеградация? 

- По поводу судьбы Петербурга я лично настроен оптимистично. Потому что ни Смольный, ни федеральный центр большого влияния на него оказать не могут. Город и власть давно существуют отдельно. Хорошо бы, конечно, чтобы чиновники занимались своими прямыми обязанностями. Ремонтом дорог, крыш, передовым оснащением школ, больниц, закрывали коммунальные дыры. А главное - не мешали. В Петербурге много людей образованных, разумных, с чувством собственного достоинства. Так что справимся.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (2)
  1. Елена
    |
    15:15
    20.12.2013
    0
    +
    -
    Спорить с такими как Лурье или Веллер бесполезно, так как они уже давно уверовали в собственную истину, и далее их уже не интересует.Ну, так ,пусть так. Но лозунг - Петербург сам выпутается, а из чего? И, знаете, не сам. Если б сам, то и Дворцовый не стали б ремонтировать. А то, что Смольный пытаетсязастройщиков заставить, наконец, не просто лепить домищи, а делать инфраструктуру к ним-это не смелый шаг?После Вали это вообще подвиг Геракла!
  2. Дмитрий Горскин
    |
    20:17
    20.12.2013
    0
    +
    -
    Ну так ничего не делать, не планировать, не создавать стратегии - намного хуже, чем фантазировать и планировать сделать Питер таким, каким мы хотим его видеть через полтора десятка лет. Лучше так, чем слушать умников, которые всегда знают, как правильно должно быть.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что произошло на заводе «Авангард» под Петербургом?
  2. Когда откроют съезд с КАД?
  3. Эпидемия гриппа началась?

Сделали ли вы прививку от гриппа?