1 2994

Музей - храм, а не базар. Пиотровский о юбилее Эрмитажа, запретах и халяве

В этом году Эрмитажу исполняется 250 лет. Свой день рождения музей традиционно празднует 7 декабря - в день Святой Екатерины.

- На праздник мы не потратим никаких государственных денег, если и потратим - то негосударственные, - говорит директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. 

В этом году Эрмитажу исполняется 250 лет. Свой день рождения музей традиционно празднует 7 декабря - в день Святой Екатерины. Год культуры Российской Федерации будет закрываться юбилеем главного музея страны. 

Невыездные шедевры

Михаил Пиотровский: - Праздник продлится весь год, но юбилея в примитивном понимании не будет: деньги мы предпочитаем тратить на проекты. Ожидается множество событий, одно из самых значительных - европейский биеннале современного искусства Манифеста, который впервые пройдёт в России.

Мы хотим вернуться и в старину, показать, каким был Эрмитаж при его основательнице Екатерине Второй, дадим бал в Зимнем дворце. Для горожан праздник пройдёт на Дворцовой площади. Из выставок отмечу не самую грандиозную, но самую необычную - музейных витрин разных эпох. Такого ещё нигде не делали, а у нас за 250 лет скопилась большая коллекция. 

В юбилейном году шедевры из постоянной экспозиции мы не отдадим ни на одну выставку за стенами Эрмитажа. Пусть люди со всего мира приезжают к нам.

АиФ-Петербург, Елена Петрова: - Какое же количество посетителей может принять Эрмитаж?

- Нас посещают около трёх миллионов человек в год. Это количество музей вмещает более-менее спокойно. Когда окончательно откроем Главный штаб, сможем увеличить приём ещё на два миллиона. В течение юбилейного года мы будем открывать одно за другим новые музейные пространства, к примеру, отреставрированные залы Малого Эрмитажа. В Старой деревне сдан шестиэтажный корпус хранилища, который можно будет посетить.

АиФ-Петербург: - И всё-таки люди по привычке идут именно в Зимний дворец? 

- Люди, действительно, не очень любопытны ко всем нашим новшествам. Например, по средам, когда мы открыты до 21 часа и даже заводим часы «Павлин», народу приходит немного. Как и на выставки в Главном штабе, а они - абсолютно исключительные!

- На ваш взгляд, всё ли сделано для обеспечения доступности музея? 

- У понятия «доступность» есть два аспекта. Первый: всё разрешено, все входите, даже грязно одетые, выпившие, а экспонаты можно и руками трогать. Это понятие у нас широко распространено. Другой аспект: вещи доступны человеку, потому что он понимает, о чём идёт речь. 

В музее ничего нельзя понять, если ты предварительно не образован. Тогда ты можешь остаться недовольным тем, что пиво не продают. Наша задача, чтобы люди были готовы воспринимать: в Эрмитаже много форм просветительской работы. 

Ожидаем почтения

- На Западе люди выстаивают очереди, к примеру, в Лувр, и никто не жалуется. А очередями в Эрмитаж явно недовольны. 

- Я понимаю, когда жалуются люди, покупающие билет. Но не совсем понимаю жалобы на очереди за бесплатным билетом! Примерно 900 тысяч посетителей ходят бесплатно. Льготы мы создаём из собственного кармана и никого не заставляем ими пользоваться. 

Нас огорчает такое халявное отношение к музею, когда считается, что в кино платить большие деньги за билеты - нормально, а в музей должно быть бесплатно и без очереди. Мы многое делаем, чтобы людям было удобно, но ожидаем почтения - музей это храм, а не Диснейленд и не базар. 
Претензии к нам разнообразны, к примеру - почему картины за стеклом? А другие недовольны, почему не все за стеклом, их же могут порезать. Мы, действительно, должны защищать картины, потому что общая обстановка в мире такова, что они могут подвергнуться нападению. Многие жалуются, что не заставляют надевать тапочки. Но мы принципиально против: человек не должен чувствовать себя в гостях. Полы покрыты лаком, мы их регулярно ремонтируем, так что волноваться не стоит. 

Один посетитель написал, что ему не нравятся чёрные рамы, которые мы делаем для голландской живописи. Действительно, проходит такой эксперимент, но это именно такие рамы, которые были изначально. Картина смотрится иначе, чем в золочёном обрамлении. Вот такие вопросы интересно обсуждать. Мы собираем предложения и жалобы: и электронные, и на бумаге, всё анализируем. Есть и неадекватные обращения, матерных слов пишут много.

- Но в ушедшем году «защитники нравственности» меньше указывали вам, какие выставки показывать? 

- Маргинальные претензии на то, что и как показывать в музее, - это серьёзная вещь. Территория искусства - особая, только специалисты решают, что показывать. Музей должен прислушиваться ко всем мнениям, но - запреты?! С перестроечных времён ничего музеям в России не запрещалось, ни народом, ни властями, может быть, за редкими исключениями. Эта традиция находится под угрозой в результате активности разных маргинальных слоёв, которые хотят, чтобы к ним прислушивались. У нас в стране много чего запрещается, музеи должны оставаться островом принятия собственных решений, потому что музей просвещает публику, а не публика определяет, каким должен быть музей. Это очень важный тезис: музей - просветительское учреждение, а не развлекательное. И ещё: музей не диктатор, но критерий вкуса.

Акт дружбы

- Почему, на ваш взгляд, Эрмитаж упорно упоминают при всех скандалах, на самом деле связанных не с музеем, а со строителями?

- Видимо, с терминологией у нас плохо (улыбается). Даже проверки броско называют «хищениями». Проверка фирмы, которая поставляет нам лампочки, это ещё не хищение в Эрмитаже. По нашей просьбе Счётная палата проверяет музей два раза в год, хотя по закону должна один. Но мы хотим в случае возникновения ошибок и злоупотреблений сразу же их пресекать. Действительно, были замечания, которые удалось быстро исправить. 

…Двадцать лет назад бюджет музея был миллион долларов, сейчас примерно 150 миллионов долларов. Этот бюджет, разумеется, включает большие строительные работы, связанные с юбилеем. Эти деньги - ничто по сравнению с тем, что тратят другие государства мира на развитие своих музеев. Но для нашей бедной страны это сумма большая, поэтому мы и настаиваем на проверках.

А для сохранности экспонатов используем новейшие достижения в технологиях: вместе с военными специалистами разработали тайные знаки, которыми метятся вещи.

- У музея есть как недоброжелатели, так и друзья. Насколько вам помогла помощь общественности, когда возникла идея передать коллекцию импрессионистов в Москву? 

- Мы очень высоко оценили этот акт дружбы. То, как жители встали на защиту, - хороший пример того, что у нас и народ хороший, и страна, и все всё понимают. 

- Реконструкция Главного штата, пожалуй, единственный объект в центре, не вызвавший протестов общественности. А как вам видится современный архитектурный облик города и его дальнейшее развитие?

- Для нас небезразлично, что происходит вокруг. Эрмитаж - в центре, и он определяет петербургский стиль. Кроме того, когда-то существовало правило, что нельзя строить выше карниза Зимнего дворца. Правило не выполняется, но мы должны о нём напоминать. Чтобы спасти центр, нужно точно определить, где и как будет расти и развиваться город, нужно строить второй Петербург. Если нам это удастся, мы будем самым великим городом на свете. 

Материал подготовлен: Елена Петрова
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Маргарита
    |
    11:02
    24.02.2014
    0
    +
    -
    Эк, завернул: "Храм"..., - мол, "не трожь меня, я храмодержец"? При Пиотровском музей и был превращен именно в базар, где годами (!!!) в закромах отовариваются все, кому не лень, а музейная площадь используется для оголтелой антихристианской и антирусской пропаганды в "разрезе" вкусов и пристрастий лично господина управляющего.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как вести себя при встрече со змеей?
  2. Почему в Петербурге подорожал «закон о тишине»?
  3. Где в Петербурге появится «Чёртово колесо»?

На что при выборе вуза вы обращаете внимание в первую очередь?