aif.ru counter
Елена Петрова 0 216

«Музыку жалко». Маэстро Темирканов о принципах и компромиссах

- Страна, в которой каждый год не является годом культуры, - не страна, - считает знаменитый маэстро. На днях своим концертом он открыл новый, 94-й сезон Филармонии, которую возглавляет более четверти века.

Прыгнуть выше всех

Елена Петрова, «АиФ-Петербург»: - В этом сезоне вы будете дирижировать в Большом зале всего восемь раз. Почему не чаще?

Юрий Темирканов: - Восемь выступлений - это рекорд, в прошлый сезон было шесть (улыбается). Наша профессия - это не количество выступлений. Вот Стаханову надо было выдавать количество, а художник Иванов написал картину «Явление Христа народу» - и стал великим.

В моей молодости был знаменитый спортсмен Брумель, который прыгал выше всех в мире. И наша задача - прыгнуть выше, чем до тебя. А прыгать чаще не имеет смысла.

Я не так много выступаю дома из-за гастролей. И всегда подчёркиваю, что из-за поездок мой репертуар в Петербурге кажется узким. Перед гастролями в Европу, Америку, Азию мы здесь обыгрываем программы, которые нас просят сыграть там. Обычно это русская и советская музыка. Поэтому может показаться, что я каждый год одно и то же играю, но на Западе представляю много других произведений.

- В мире, да и у нас в стране, всё более распространённой практикой становится концертное исполнение опер. Это ведь расширяет репертуар филармонических залов?

- Концертное исполнение оперы - большой компромисс. Чайковский говорил, что опера, не поставленная в театре, не живёт. Есть мало шедевров, которые можно давать в концертном исполнении. Например, «Иоланту» Чайковского можно, там всё понятно, даже если это не театральная сцена. А «Пиковую даму» - нельзя, потому что это театр, драма, и вся глубина потеряется. Это как записи на СD, которые я считаю музыкальными консервами. Живая музыка и запись - абсолютно разные вещи.

- Неужели вам самому не хочется дирижировать оперой? Вы ведь тринадцать лет руководили Кировским, ныне - Мариинским театром, и поставленные вами оперы до сих пор украшают репертуар.

- У меня есть много предложений дирижировать оперы на Западе, но я отказываюсь. Потому что это компромисс абсолютный. Певцы приезжают с готовыми партиями, режиссёр является со своим «прочтением». Ему неинтересно прочтение гениального автора музыки, только - собственное. Художник - тоже отдельный персонаж. Потом всё склеивается и выдаётся публике. И чёрт знает, что можно увидеть. Я в эти игры не играю, слишком старый для компромиссов. Из-за денег я уже не работаю.

И в России опера - компромисс, а «режиссёры оперные», как они себя называют, - жулики. Они бесталанны и глупы настолько, что ставят себя выше Моцарта, Чайковского, Вагнера, превращают гениальную музыку в сопровождение своих дурацких выдумок. И искренне считают, что это - новое прочтение. Ну, о том, что происходит, ещё Лев Толстой говорил: «Искусство, к сожалению, погибнет. Но музыку жалко».

- Неужели с оперой всё так беспросветно?

- Я вот в Венскую оперу недавно ходил. Там интересно. Оркестр феноменальный, они играют поразительно чисто, даже… до отвращения (улыбается). А то, что на сцене происходит, это всё очень ненавязчиво, с соблюдением эпохи и стиля.

Главное - звук

- На ваших концертах - аншлаги, но, откровенно говоря, не всегда зал Филармонии так заполнен…

- Могу сказать о себе: конечно, приятно, когда продаются билеты, но даже если бы пришла треть зала, я бы всё равно дирижировал с той же ответственностью и с той же радостью.

Ну а в Филармонии мы ищем новые формы, осваиваем зал, который сделали в подвальных помещениях. Глупо было терять это пространство, мы его отремонтировали, там будут регулярные лекции о музыке. Впрочем, такое и раньше в Филармонии бывало, но теперь - в большом красивом пространстве, да ещё с буфетом, с кофе… Возможно, наши музыканты будут исполнять там камерную музыку, они этого хотят.

- Вы осваиваете новые пространства, а Мариинский театр критиковали за «гигантоманию».

- Просто я не очень понимаю, для чего нужно рядом два оперных театра. Новое здание мне напоминает большой продовольственный магазин. Внутри немного по-купечески, а вот звук в зале - хороший, это самое главное.

- Едва ли не ежегодно вы удостаиваетесь наград на родине и за рубежом. В июне в Италии вам была вручена престижная премия имени Артуро Бенедетти Микеланджели. А почему никогда не носите ордена?

- Как раз сегодня на лацкане моего пиджака - орден «Звезда Италии». Ну, просто я надел этот пиджак, а орден уже висел. Я обожаю Италию, выступаю там каждый год. Кто-то сказал, что у любого интеллигентного человека должно быть две родины - своя и Италия. Даже недостатки итальянцев мне симпатичны.

Ну, а орденов у меня много, не считаю и не ношу - стесняюсь. Да и глупо выходить на улицу, как Брежнев. Вот когда был молодой, очень хотел получать ордена. В советское время это входило в правила игры. А когда я постарел и поумнел, понял, что это такое. Раневская замечательно назвала награды «похоронными принадлежностями».

- Этот год в России был объявлен Годом культуры. Какими вам видятся итоги?

- Страна, в которой каждый год не является годом культуры, - не страна.

Досье:
Юрий Темирканов родился 10 декабря 1938 года в Нальчике. Закончил Ленинградскую консерваторию, работал в Малом оперном театре, был художественным руководителем Кировского театра. С 1988 года возглавляет Петербургскую филармонию. Был главным приглашённым дирижёром ведущих оркестров мира. Почётный гражданин Петербурга.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Можно ли вписать ребёнка в загранпаспорт?
  2. Ругались ли цари матом?
  3. Когда на Землю упадёт астероид?

Сделали ли вы прививку от кори?