15:43 12/03/2015 Елена Петрова 0 3046

В ответе за достояние. Николай Цискаридзе о судьбе, чести и предательстве

«Русский балет - национальное достояние. Наша задача - его сохранить», - уверен Николай Цискаридзе, народный артист России.

АРБ им.Вагановой

Осенью прошлого года Цискаридзе был избран ректором Академии русского балета имени Вагановой. На плечи руководителя и легла ответственность за «национальное достояние», ведь Академия - колыбель русского балета. В этом году ей исполняется 277 лет, а выдающиеся выпускники и преподаватели вывели Россию в мировые лидеры классического танца. 

Помочь таланту

АиФ-Петербург: - Николай Максимович, не секрет, что поначалу ваш приход в Академию был воспринят культурной общественностью города неоднозначно - «чужак», москвич. Как вам удалось переубедить оппонентов? 

- Я никого не пытался убедить, а стал работать. Я всегда говорил, что это учебное заведение - образец классического танца. И должно им остаться. Мировой опыт показывает, что самые совершенные артисты в мире - прошедшие русскую школу. Знаменитый хореограф Уильям Форсайт, когда ставил спектакль в Мариинском театре, сказал, что России надо выделять отдельные деньги на классический репертуар, чтобы она его сохраняла. Так, как танцуют в Большом и Мариинском театрах, ни одна труппа в мире не может. Наш девиз: «Душой исполненный полёт».

АиФ-Петербург: - И всё-таки, ваш приход в Академию - случайность?

- В каждом случае есть серьёзная закономерность. Мне всегда казалось, что судьба должна привести меня в очаг создания этой профессии. Почему-то я был в этом уверен. 

Диплом педагога я получил в 22 года, и мы обмывали его у знаменитой балерины Марины Тимофеевны Семёновой. Она была моим педагогом в театре, учила меня этой профессии, и, кстати, позже именно мне передала свой класс в Большом театре. Так вот, на торжестве Семёнова сказала: «Коля, мы с Галей (имелась в виду Уланова) не просто так тебя выбрали. Мы верим, что этот диплом - не бумажка, а что ты будешь заниматься этим серьёзно. И учти, что эта профессия даётся бескорыстно, и если ты видишь талантливого ребёнка, ты обязан ему помочь». 

Я тогда подумал, какая пафосная речь! А теперь уверен, что Семёнова многие вещи предвидела. И даже то, что моя жизнь будет связана с безумно дорогой ей школой, которую закончили и она, и Уланова. Кстати, каждое утро, въезжая во двор Академии, я говорю: «Здравствуйте, Галина Сергеевна», потому что там стоит памятник Улановой. 

«Мне всегда казалось, что судьба должна привести меня в очаг создания этой профессии».  Фото: www.russianlook.com

А судьи кто?

АиФ-Петербург: - Вы были блистательным танцовщиком, теперь выпала миссия стать педагогом. Признайтесь, мечтаете о том, что когда-нибудь новая балетная звезда с благодарностью назовёт вас своим учителем? 

- Любой преподаватель мечтает об этом, но ждать - бесполезно. Я видел много обратных примеров, потому что в этой профессии ревность, зависть, тщеславие - гипертрофированы. Когда Марина Тимофеевна учила меня преподавать, она объяснила, что не надо надеяться на благодарность учеников. Она всё время повторяла: «Не верь, не жди». И знала, о чём говорила. 

Когда я заступил сюда на службу, подарил музею Академии протокол собрания «судилища» над Вагановой 1937 года. Тогда Агриппину Яковлевну снимали с должности руководителя балета Кировского театра, и обличителями были её ученицы. Только одна билась за своего учителя - Наталья Дудинская. Ну а спасла Ваганову Семёнова, которая в это время уже была в Большом театре и в фаворе у властей. Марина Тимофеевна до конца жизни не общалась ни с одной из предательниц и всегда особо почитала Дудинскую не только как балерину, а ещё как преданную ученицу и порядочного человека. 

Конечно, если удастся дожить до того, что кто-то из учеников, к кому ты относился со вниманием и трепетом, просто скажет: «Это мой учитель» - вот будет победа!

АиФ-Петербург: - Знаю, что вы стремитесь вырастить из воспитанников Академии не только профессионалов, но и высококультурных людей. Как-то сетовали, что дети мало читают…

- Меня действительно беспокоит, что дети мало читают, меня потрясает бескультурье коллег. Поверьте, если вы зайдёте в любой театр и зададите самый элементарный вопрос, у вас будет шок от невежественных ответов. То же скажу и о тех, кто пишет о балете: а судьи кто? 

Для меня артист - человек высококультурный, и когда молодые не знают даже содержание «Ромео и Джульетты», это удручает. Тем более, если артисты не понимают, что понятие «честь имею» и для их персонажей, и для них как личностей - это чрезвычайно серьёзно. 

Ну а дети уже к моим требованиям привыкли: недавно на репетиции «Лауренсии» я задал вопрос об этом балете, мне ответили сразу и все, и я был счастлив.

«Меня действительно беспокоит, что дети мало читают, меня потрясает бескультурье коллег». Фото: АиФ/ Яна Хватова

Тбилиссец на Луне

АиФ-Петербург: - Вы уже почувствовали себя петербуржцем?

- Для меня Санкт-Петербург давно является городом, где я регулярно бывал. Я много лет служил в Мариинском театре, поэтому купил квартиру и всегда приезжал сюда к себе домой. Кстати, тогда я видел город гораздо больше. А теперь, хоть постоянно нахожусь в Петербурге, не до прогулок. Можно сказать, что сейчас живу в Академии, на улице Зодчего Росси. 

И опять вспоминаю Семёнову и Уланову. Они всегда подчеркивали, что они - ленинградки. А я говорил Марине Тимофеевне: «Ну какая вы ленинградка, ведь уже больше 70 лет живёте в Москве». Мы с ней часто об этом спорили. И потом я понял, что они не про Ленинград говорили, а про эту улицу и училище. Если почитаем мемуары Кшесинской, Карсавиной, Павловой - для них тоже Театральная улица, как она тогда называлась, - олицетворение профессии. 

По менталитету же я остаюсь москвичом, причём жителем дома на Фрунзенской набережной. Даже не представляю себя в другой части Москвы, я бы там затосковал. Так что хоть родился в Тбилиси, но уехал оттуда ребёнком, и мой менталитет сформировался в столице. 

АиФ-Петербург: - Всегда существовало соперничество между московским и петербургским балетом. Вы на чьей стороне? 

- Я на это смотрю философски, и в данном случае шучу, что даже если меня пошлют на Луну, всё равно останусь тбилиссцем. Мне смешна эта конкуренция, так же, как соперничество Лондона и Парижа, или спор армян и грузин - какая нация более древняя и культурная.

АиФ-Петербург: - Иногда вы танцуете в Михайловском театре в балете «Тщетная предосторожность», но публике хотелось бы видеть вас чаще. Есть надежда?

- Да, изредка я участвую в спектаклях Михайловского театра. Танцую комическую роль вдовы Симоны, по традиции партию всегда исполняют мужчины. В последний раз выходил совсем недавно, в марте, следующий раз - уже в июне. Всерьёз в своём амплуа классического танцовщика возвращаться на сцену я не собираюсь, потому что уважаю профессию. 

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Достроят ли «Зенит-Арену» к ЧМ-2018?
  2. Почему банк отобрал квартиру у погибающей от рака петербурженки?
  3. Как петербуржцам защититься от нашествия змей?

Где вы проведете летний отпуск?