Яна Хватова 0 107

Дозвониться до президента. Вован и Лексус – о пранках и новой книге

Известные пранкеры рассказали, как можно дозвониться практически до любого человека и разыграть его.

Вован и Лексус разыгрывали Элтона Джона, сенатора Маккейна, президента Эрдогана и многих других.
Вован и Лексус разыгрывали Элтона Джона, сенатора Маккейна, президента Эрдогана и многих других. © / www.globallookpress.com

Владимир Кузнецов и Алексей Столяров, известные публике как Вован и Лексус, называют себя основателями пранк-журналистики – симбиоза телефонных розыгрышей и социально значимых расследований. Всего за несколько минут молодые люди могут по телефону получить интересующую их информацию у известных личностей и крупных политиков. Среди разыгранных пранкерами знаменитостей – Филипп Киркоров, Элтон Джон, Наталья Поклонская, Джон Маккейн, Реджеп Эрдоган и многие другие. В своей новой книге под названием «По ком звонит телефон» пранкеры приоткрыли завесу тайны и поделились секретами телефонных розыгрышей.

О книге

Лексус: – В этой книге мы рассказали обо всем, что происходило с нами за последние годы. Она – промежуточный итог нашей деятельности в качестве пранк-журналистов. Здесь все наши громкие вещи, которые мы публиковали в прессе. Книга состоит из трех частей. Первая посвящена биографии каждого из нас: как мы к этому пришли, зачем это делали, зарабатываем ли мы на этом, и что нами движет. Вторая часть – наши совместные проекты. Третья – ответы на вопросы, которые нам регулярно задают.

Книга довольно интересная, в ней много личного. Жанр отчасти детективный. Мы рассказываем о самом пранке, в чем его фишка, как он появился в России. Говорим о персонах, с которыми нам довелось общаться, как мы им дозванивались. Среди этих людей – Борис Березовский, Михаил Горбачев, Элтон Джон, Эрдоган, Порошенко, генсек НАТО, российские чиновники.

Ненормативной лексики в книге нет.

О розыгрышах

Вован: – При проведении пранков мы стараемся использовать образы тех людей, с которыми наши собеседники плохо знакомы или встречались несколько раз. Западным политикам мы звоним под видом украинских властей: понятно, что они не общаются. Мы не звоним от имени лучших друзей, чтобы человек не понял, что его разыгрывают. К тому же, телефон немного искажает голос, поэтому даже знакомого человека не всегда просто узнать. Мы делаем все, чтобы нас не рассекретили.

Есть определенная схема, как дозвониться политику. Если речь идет о людях за рубежом – то через протокол. Некоторые, конечно, проверяют, но часто, даже мы удивляемся, сотрудники аппарата публичных людей не всегда пытаются проверить нас и переписываются с нами по электронной почте. Контакты депутатов есть в любых журналистских базах. Президентам, конечно, сложно дозвониться. До Трампа и Меркель мы еще не дошли, но у нас были Эрдоган, Порошенко.

Конечно, у нас не было прямых телефонов, связь шла через протокол. Просто люди не проверяют, действительно ли звонит тот человек, которым представляется. Существует заблуждение, что все переговоры проходят через спецсвязь, но это не так. Другие страны не могут проверить, через какие каналы идет звонок. Конгрессмены разговаривают через офисные телефоны. Дозвониться всегда можно. Главное – знать, от чьего имени, и придумать хорошую схему.

В среднем, если брать иностранных политиков, на согласование уходит 4-5 дней. У нас нет личных контактов, а по прямому звонку никто не стал бы разговаривать. Переговоры идут с учетом дипломатического этикета. Изначально должна быть соответствующая переписка с помощниками. Мы присылаем темы и вопросы для беседы, а потом выбирается свободное время в графике этого человека. Он должен дать добро, и нас ставят в расписание. Только тогда разговор можно считать состоявшимся.

Дозвониться всегда можно. Главное – знать, от чьего имени, и придумать хорошую схему.

У нас постоянно происходят забавные моменты. Один раз мы позвонили Порошенко от имени президента Киргизии, а он во время разговора назвал страну Туркменией. Потом звонили в Госдеп, хотели пообщаться с Викторией Нуланд от имени министра иностранных дел Украины Климкина. Там сказали: не вопрос, включайте ваш секретный защищенный телефон, который мы вам поставили еще в 2014 году. У нас, конечно, не было такой возможности. Мы извинились и сказали, что телефон сломал Порошенко. Нам ответили: почините – тогда и звоните. Был еще случай с бывшим президентом Молдовы Николаем Тимофти, которому мы звонили от имени Михаила Саакашвили. Связались с пресс-секретарем, и тот обычной смс-кой скинул нам телефон президента Молдовы!

О пранк-журналистике

Вован: – Мы начинали со звезд шоу-бизнеса, чьи контакты найти достаточно просто. Звонили коллекторам, всевозможным мошенникам. Потом звезды нам надоели: одни и те же истории, одни и те же глупые скандалы. Мы развивались и заинтересовались политикой. Толчком к этому стали события в Крыму.

То, чем мы занимаемся, мы называем пранк-журналистикой, потому что мы используем розыгрыш для получения общественно значимой информации. Обычным пранком нашу деятельность не назовешь, потому что пранк – это просто веселый розыгрыш, не более. Это смесь журналистской работы и розыгрыша. Мы – единственные, кто занимается подобными вещами.

Лексус: – Мы не хотим создавать второго Максима Галкина или Ревву: их и так уже достаточно! Не влезаем в центр розыгрышей. В нашем случае хочется раскрыть своего собеседника, это же отчасти журналистика. А в ней, как правило, интересен собеседник, а не сам журналист.

Бывает, до президента можно дозвониться за два часа, а бывает, чтобы дозвониться до мелкого политика, уходит неделя. Все зависит от окружения человека, службы безопасности, которая контролирует его звонки. 70-80% пранка – это подготовка. Результат – 20%. Мы изучаем проблематику, отношения между конкретными людьми или двумя странами, выбираем тему и персонажа, от которого идет звонок.

О критике

Вован: – Когда мы делали пранки со звездами, люди в комментариях писали: «Это давно забытая звезда, никому не нужная. Наверно, они вам заплатили, и вы их пиарите». А в разговоре звезда матерится и всякие гнусности говорит. Я не знаю, кому такой пиар нужен. Часто ходят слухи, что мы работаем при поддержке ФСБ, Кремля.

Если бы нас самих кто-нибудь разыграл, было бы весело! Но нас не разыгрывают – мы неинтересные.

Лексус: – С угрозами сталкиваться не приходилось, люди ограничиваются просто написанием всяких гадостей в интернете. Никаких печальных последствий для нас не было. Зачем постоянно опасаться чего-то? Мы уверены в себе. Как можно доказать, что наши пранки не договорные? Слухов много разных ходит, но мы на них не обращаем внимания. Мы хотели оставить в книге телефоны всех наших собеседников, но нас бы тогда сразу же засудили, хотя книга продавалась бы, наверно, миллионными тиражами.

Мы делаем свои интернет-проекты. Сейчас будем развивать свое шоу – устраивать политические дебаты. Они больше ориентированы на молодую аудиторию, которая не смотрит телевизор и сидит в интернете. Это не будет выглядеть, как редакторская политика, которая сверху спустилась на телеэкран.

Если бы нас самих кто-нибудь разыграл, было бы весело! Но нас не разыгрывают – мы неинтересные.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как записаться к врачу через интернет в Петербурге?
  2. Как правильно клеить знак «Шипы» на автомобиль?
  3. Освободят ли многодетные семьи от транспортного налога?

Что для вас значит правильное питание?