Евгений Гришковец: «Я очень уверенный в себе автор и неуверенный человек»

Популярный писатель, драматург и режиссер прервал на несколько дней свой отпуск и прилетел в Петербург с острова Корфу, чтобы представить свою новую книгу «Боль» и ответить на вопросы читателей и журналистов.

Мария Соколова / АиФ-Петербург

Небольшой зал книжного клуба «Буквоед» на Невском проспекте не мог вместить всех желающих, пришедших на встречу с Евгением Гришковцом. Около часа известный писатель отвечал на вопросы зрителей о сомнениях, славе и жизненных ориентирах, говорил, за что он любит Калининград и почему никогда не будет участвовать в корпоративах.

О новой книге  

- Над книгой «Боль» я работал очень долго: начал в  сентябре 2011 года, а закончил в апреле 2014. В нее вошли повесть «Непойманный» и два рассказа: «Ангина» и «Палец». Все три произведения объединены темой боли – физической или душевной. Боль для меня - способ взгляда на жизнь, ведь когда ты испытываешь ее, то воспринимаешь мир совсем по-другому. Весной я презентовал книгу в Москве. Сейчас уж продано около 25 тысяч бумажных экземпляров и около 100 тысяч в электронном виде.

Чтобы не было вопроса о творческих планах, скажу сразу: в следующем году запланирован выход моего нового спектакля «Шепот сердца». Зритель услышит рассказ сердца о человеке. В детстве и юности мы вообще не замечаем, что у нас есть сердце, потом мы начинаем его мучить влюбленностями, стрессами, переживаниями и страхами, алкоголем и сигаретами. В какой-то момент сердце нас подводит, а мы подводим сердце. Потом нас ждет долгая (или нет) сложная жизнь с сердцем, наполненная недоверием. Премьера запланирована на 1 марта.

О свободном времени

- Кто-то сказал: когда писатель смотрит в окно, он все равно работает. Это, конечно, отмазка для жены. Но я не очень понимаю, что такое свободное время. Свободное от чего? От театра? От выступлений? От быта? От переездов? Я пока не дорос до житейской мудрости, чтобы обрести свободное время. Когда я наедине – разве это отдых? Нет, это самое непростое время. Пожалуй, у меня свободного времени не существует. Наверное, сон – это и есть свободное время.

«Сон – это и есть свободное время» Фото: АиФ-Петербург / Мария Соколова

Об известности и деньгах

- Известность – это товар, который можно продать. Его можно продать очень быстро и дорого. К примеру, в какой-то период я не пошел работать на телевидение, хотя поступали такие предложения, которые обеспечили бы меня до конца жизни. Но я отказался, потому что телевидение – это не искусство, а я занимаюсь только искусством. Были  предложения сняться в фильме, но на это я должен был потратить год своей жизни. Я хотел бы, но не могу себе позволить участвовать в чужом замысле, так как у меня есть собственные. 

Я считаю, надо стараться быть последовательным, не суетиться. За последние 10 лет я сделал всего три спектакля и выпустил пять книг. Совсем немного. Это меньше, чем одно произведение в год.

В той сфере, которой я занимаюсь - все таинственно. Индусы утверждают, что человек рассчитан на то количество еды, которую он съедает. Кто-то съедает все за 20 лет и умирает, а кто-то может есть ее 100 лет. То же самое и с количеством денег. Можно все деньги заработать за пять лет и оказаться в забвении, а можно прожить интересную жизнь и заработать небольшое количество денег.

Деньги не обманешь. Я тщательно оберегаю свою жизнь от посторонних заработков. К примеру, я никогда не участвую в корпоративах. Ни при каких обстоятельствах. Потому что это развращает. Если у меня будет стабильный посторонний заработок в виде какого-то бизнеса, то ровно на такое же количество денег я сыграю меньше спектаклей или напишу меньше произведений. Для меня это станет факультативным делом.

Убежден: никогда никакой богатый человек не напишет хорошую литературу. Никогда. Для него не будет важно, каким тиражом разойдется книга, а для меня это очень важно. Для меня это жизненная необходимость.

Об экранизации прозы

- Экранизировать можно только среднее произведение, что-то гениальное - невозможно. Самый лучший пример этого: отличный фильм, снятый по довольно средней и коротенькой повести Михаила Булгакова «Собачье сердце», и экранизация великого романа «Мастер и Маргарита», которая превратилась в дешевый ликбез.

Мы не дождемся гениальных экранизаций гениальных произведений. У меня нет планов что-то экранизировать, заниматься кино. В современном мире это невозможно. Я могу написать сценарий, но не знаю, кому его отдать. В сегодняшнем литературном пространстве кино – самая страшная вещь, потому что это бизнес. Для того чтобы написать книгу, нужна ручка, бумага и время. Чтобы снять фильм – нужны большие деньги. А никогда большие деньги не дают без условий. А те условия, которые ставят перед кинематографистами, либо невозможны для исполнения, либо превращают кино в бесконечные «сталинграды».

«Деньги не обманешь. Я тщательно оберегаю свою жизнь от посторонних заработков». Фото: АиФ-Петербург / Мария Соколова

Об уверенности в себе

- Я очень уверенный в себе автор. Меня нельзя сбить с панталыку никакими пасквилями, которые обо мне пишут, никакими чудовищными высказываниями, которые я о себе слышу. Но при этом я очень неуверенный в себе человек. У меня очень много сомнений в жизни. Но в случае принятия решений, покупки автомобиля или выбора еды в ресторане, следую правилу «заказал и не смотри по сторонам». Есть высказывание: «Если ты принял окончательное решение, то ты неуязвим. Если ты начинаешь сомневаться, то ты не принял решение». Это как с ситуацией с подбрасыванием монетки. Если выпало не то, то будешь подбрасывать еще 10 раз, чтобы посмотреть на сочетание орлов и решек.

О Калининграде

- Калининград хороший город. Он именного того, размера, как мне нужен. Для жителей Петербурга и Москвы он может показаться маленьким и скучным, но мне нравится его уклад жизни.

Здесь очень долго цветет сирень, слива, алыча. Два месяца непрерывной весны, нежной, длинной. Погода совсем не похожа на питерскую. Я могу сравнивать – все-таки  три года прожил в Ленинграде. Все колонны Казанского собора я знаю, как друзей по детскому саду. Мне нравится, что там не бывает очень жарко и очень холодно. Что моя самая теплая одежда -  тонкое демисезонное пальто. Я научился носить шляпы и замшевую обувь.

В Калининграде приятное географическое восприятие. Ты можешь этим не пользоваться, но ты знаешь, что до Варшавы - 300 км, до центра Берлина  - 560 км, до польской границы от дома  - 25 км, а до ближайшего хорошего моря, где дюны и сосны, – 20 км. 

«Все колонны Казанского собора я знаю, как друзей по детскому саду». Фото: АиФ-Петербург / Мария Соколова

Для меня, человека, который больше 30 лет прожил в Сибири, то, как падают на крышу яблоки и скатываются вниз, никогда не будут привычно.

И уклад здесь особенный. Люди хотят жить комфортно, но не всегда понимают, что для жизни еще нужна и культура.

Город невысокий, по нему приятно гулять. А какие там места! Например, музей мирового океана, музей, с которым я много сотрудничаю, привожу им экспонаты. В Калининграде находится могила Канта.

В 1998 году я приехал в этот город и пошел на могилу Канта. Тогда Кафедральный собор XIII века еще был разрушен и из него росли деревья. Сейчас это место, где можно послушать потрясающий орган. Там находится могила Канта. Когда я туда пришел, то увидел на гранитной могиле написанное краской слово из трех букв. Я очень обрадовался. Я понял: Кант в Калининграде актуален. На могиле безразличного человека никто не стал бы что-то писать, рискуя быть застигнутым врасплох. Кого-то Кант явно сильно раздражал. Но мне как раз интересны люди, которых может раздражать Кант.


Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Сергей Алексич
    |
    20:53
    14.07.2014
    1
    +
    -
    Гришковец поразил реакцией на украинские события : сначала порадовался вроде перевороту в Киеве , потом буквально заплакал . У него одного из немногих наверно современных писателей - душа способная плакать . Плакать кровью - видя человеческое горе . У таких совесть не позволит долго не каяться когда увидит что где-то ошибся . В России и в мире всегда таких единицы , они скорее сгорают , как в своё время сгорел Высоцкий - болью , сроднившейся с народной болью , даже иногда не понимая за что , за кого болит душа , сгорает как свеча освещая ожесточённые человеческие души . Успехов Вам , и не расставайтесь с совестью , мы с вами - лучше понимаем себя.
Комментарии (1)
  1. Сергей Алексич
    |
    20:53
    14.07.2014
    1
    +
    -
    Гришковец поразил реакцией на украинские события : сначала порадовался вроде перевороту в Киеве , потом буквально заплакал . У него одного из немногих наверно современных писателей - душа способная плакать . Плакать кровью - видя человеческое горе . У таких совесть не позволит долго не каяться когда увидит что где-то ошибся . В России и в мире всегда таких единицы , они скорее сгорают , как в своё время сгорел Высоцкий - болью , сроднившейся с народной болью , даже иногда не понимая за что , за кого болит душа , сгорает как свеча освещая ожесточённые человеческие души . Успехов Вам , и не расставайтесь с совестью , мы с вами - лучше понимаем себя.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге отключат фонтаны?
  2. Можно ли пить воду из скважины?
  3. Что петербуржцы покупают в Сети?

Что для вас значит правильное питание?