Елена ДАНИЛЕВИЧ 0 122

Грабёж - как государственная задача? О подвиге музейщиков в годы войны

18 мая - Международный день музеев.

Разрушенный Екатерининский дворец, 1944 г.
Разрушенный Екатерининский дворец, 1944 г. © / Public Domain

Петербург называют городом-музеем, его исторический центр входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Сегодня трудно представить, но в годы войны мы могли лишиться многих памятников культуры, которыми гордимся. Как же они были спасены? И какая работа идёт сейчас, чтобы вернуть утраченное?

Об этом «АиФ» рассказала Юлия Кантор - автор книги «Невидимый фронт. Музеи России в 1941-1945 гг.».

- Юлия Зораховна, работая над книгой, вы подняли огромный пласт ранее неизвестных документов из архивов России, Германии, Финляндии, Украины, Латвии. Что нового удалось узнать?

- Собирая информацию в течение четырёх с лишним лет, я хотела сделать «музейную карту» военного времени. Ведь судьба музеев была разной. Одни оказались на оккупированной территории и были разграблены нацистами и их пособниками, как это произошло, например, в Новгороде и Гатчине. Другие успели уехать, и это тоже особая страница - пребывание Эрмитажа, Третьяковской галереи, других учреждений культуры в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке.

Эрмитаж - в колхозе

- Отдельная глава, «В кольце», посвящена Ленинграду. Известно, что первый военный приказ по Эрмитажу его директор академик Орбели подписал уже 22 июня 1941 года...

- Из документов видно: в Эрмитаже готовились к эвакуации уже в предвоенное время. Закупили стружку, опилки для упаковки хрупких вещей. Выписали доски якобы для замены чёрных полов и сделали из них кофры. Так поступали и в других городах, но в Ленинграде была «прививка» финской кампании… В итоге летом 1941-го два эшелона успели уйти до начала блокады - из трёх миллионов экспонатов удалось вывезти почти два. Приехали они в Свердловск, где всю войну и работал филиал Эрмитажа во главе с профессором Владимиром Левинсоном-Лессингом. Экспонаты разместили в картинной галерее и костёле.

Я разыскала в Екатеринбурге и передала Михаилу Пиотровскому документальный телефильм, где воспоминаниями о том периоде делятся и ленинградцы, и свердловчане. Одна из сотрудниц рассказала, что хотела уйти на фронт, но ей ответили: «Здесь тоже передовая, ты должна защитить культуру». И она осталась - работала истопником. Благодаря этой женщине поддерживался нужный температурный режим в хранилище, где находились шедевры. Кстати, уже в 1943-м Эрмитаж организовал выставку «Военная доблесть русского народа», которую провели в Доме колхозника. Успех был оглушительным.

- Эвакуация, как следует из вашей книги, в целом тема малоизученная. И в отличие от Эрмитажа большинство музеев оказались к ней не готовы. В чём же причины?

- Одна из основных - в СССР к началу 40-х не существовало даже единого государственного реестра музейных ценностей. Что же удивляться, что у самих музеев не было ни реалистичных планов, ни тары, ни инструкций, что именно надо вывозить в первую очередь. В результате людям, отвечающим за сохранность коллекций мирового значения, часто приходилось действовать на свой страх и риск. При этом надо учитывать обстановку того времени: подготовка экспонатов к эвакуации в начале войны едва не запрещалась - это трактовалось властями как «паникёрские настроения». Непросто пришлось и в местах, куда привезли ценности. Часто не хватало даже элементарных условий, а ведь речь шла о сбережении предметов искусства.

Так, в Новосибирске вагон с экспонатами Музея артиллерии несколько дней оставался просто под открытым небом. Не было ни подходящих помещений, ни рук для разгрузки. Затем им нашли место в Оперном театре. Замечу, что здания многих музеев в дальнейшем были переоборудованы под госпитали, предприятия, обслуживающие фронт.

Сожгли творение Растрелли

- Но нашлись и плюсы. Я читала отзывы уральских реставраторов, которые благодарили «специалистов из Ленинграда за большую работу по обучению в годы войны»…

- Тот случай, когда не было бы счастья, да несчастье помогло (улыбается). Если серьёзно, благодаря прибытию в Сибирь и на Урал знаменитых театров, музеев из обеих столиц восточные регионы страны получили большую культурную «подпитку». Поэтому уральская школа реставрации действительно родом из Ленинграда. За четыре года, пока там находились Эрмитаж и Русский музей (он разместился в Молотовской художественной галерее), знаменитые учёные, искусствоведы дали местным кадрам бесценные уроки мастерства. Эти отношения поддерживаются и в наши дни.

- Захватив Пушкин, Павловск, Гатчину, гитлеровцы почти уничтожили наши красивейшие пригороды. Сейчас многие задаются вопросом: как в стране, где творили Гёте, Шиллер, писал музыку Бетховен, могли появиться такие варвары?

- Причина - в разрушительной идеологии, которая одурманивающе действует на целые народы. После захвата власти в Германии нацисты стали отправлять в лагеря инакомыслящих, на площадях горели костры из «неправильных» книг. И немцы этому не воспротивились. А как сказал Гейне, «в стране, где сжигают книги, будут сжигать и людей». Так и случилось. Фашисты не щадили никого и ничего. В Пушкине захватчики сожгли гениальное творение Растрелли - Екатерининский дворец. Было утрачено свыше 50 тыс. экспонатов. Руины оставили и в Петергофе, Гатчине, которую реставрируют до сих пор.

- Причём эта «чума» передаётся и другим. В той же Гатчине, Новгороде вместе с гитлеровцами хозяйничали испанцы. Говорят, они грабили всё так, что на них жаловались командованию даже сами немцы.

- Испанцы из Голубой дивизии мародёрствовали по собственному усмотрению, можно сказать, стихийно. А вот Финляндия, как и Германия, имела обширные планы по расхищению национального достояния России. Подчеркну - речь шла о грабеже как государственной задаче. Увезли, например, уникальные карельские православные иконы, аналогов которым в мире нет, редкие архивы. В 1944-м Финляндия вышла из войны, объявив нейтралитет, и советское руководство отказалось от любых претензий в её адрес. Так что теперь в разных музеях этой страны есть экспонаты, на которых откровенно указано, что они «из русской коллекции». Даты поступления – 1942-й, 1943-й. Юридически не подкопаешься…

Прихватил псалтырь XVI века

- Кстати, пару лет назад золотой крест Софийского собора в Новгороде обнаружился в одном из музеев Мадрида. В итоге святыню вернули. Наверное, таких случаев единицы…

- Оккупанты тащили в своих рюкзаках и чемоданах столько ценного, сколько могли унести. Сейчас то, что не уничтожено, осело в частных собраниях и добровольно возвращается с трудом. Надежда - на сотрудничество, переговоры, народную дипломатию, которая порой действует эффективнее официальных инстанций.

Так, несколько лет назад в Царское Село вернули вещи из личных покоев российских императоров. В том числе иконы, уникальные вазы XVIII века. Это сделали потомки двух немецких солдат, участвовавших в оккупации Пушкина и отправлявших домой «трофеи». Также в Павловск возвратилась библиотека императрицы Марии Фёдоровны, а в Новгород - меч и псалтырь XVI века, которые прихватил полковой священник одной из частей вермахта.

- В книге вы также отмечаете, с каким желанием бескорыстно люди работали над возрождением разрушенных музеев и архитектурных памятников.

- Это происходило повсеместно. Если говорить о Ленинграде, то война ещё шла, а уже прозвучал призыв: «Восстановим город-музей», который получил огромную поддержку среди жителей. Власть тоже почувствовала «движение снизу» и в 1944-м вернула исторические названия: площадь Урицкого снова стала Дворцовой, проспект 25-го Октября - Невским и т. д. Тогда это очень сплотило, вдохновило город. Для нас, потомков, это ещё одно напоминание - народ во многом объединяют культура, историческая память, которые и являются генным кодом нации.

Досье

Юлия Кантор родилась в 1972 году в Ленинграде. Историк, филолог, публицист. Специализируется на изучении советско-германских отношений межвоенного периода и Второй мировой войны. Автор более 50 научных работ и монографий. Профессор кафедры всеобщей истории РГПУ им. А. И. Герцена.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что узнали стоматологи о Николае II?
  2. Почему борщ стал дороже?
  3. Снесут ли дом Цоя?

Для вас «Красное озеро» - это: