aif.ru counter
Елена Данилевич 0 1406

Обрубить лишнее. Евгений Миронов о «человеке-пауке» и борьбе с самим собой

Народный артист рассказал о том, как научился думать на сцене, и как встреча с Валерием Фокиным повлияла на его творческую жизнь.

Миронов играет на сцене, снимается в кино и занимается благотворительностью.
Миронов играет на сцене, снимается в кино и занимается благотворительностью. © / www.globallookpress.com

Недавно народный артист России Евгений Миронов отметил 52-й день рождения. Художественный руководитель Театра наций, дважды лауреат Государственной премии известен не только своими работами в кино и на сцене, но и широкой благотворительной деятельностью. Как же ему удается все совмещать? На чем он сейчас сосредоточен? Об этом режиссер и продюсер рассказал SPB.AIF.RU.

Доводит до отчаянья

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: – Евгений Витальевич, недавно в Петербурге вы приняли участие в проекте «Неизвестный Фокин», посвященном 50-летию творчества главы Александринского театра Валерия Фокина. Что же неизвестного вы рассказали публике о знаменитом режиссере?

Евгений Миронов: – Немного приоткрыл дверь творческой кухни, показал, как он работает. Сложный, холодный с виду, на самом деле это человек удивительного темперамента. Такого актерского показа сцены, жеста, как это делает он, я ни разу не встречал. Он долго томит артиста, даже доводит до отчаянья, как Роден, обрубает все лишнее. В итоге в какой-то момент сам открываешь в себе что-то новое. Метод жестокий, но очень продуктивный.

– В «Современнике» в постановке Фокина «Карамазовы и ад» вы сыграли Ивана. Алешу в вашем исполнении легко представить, но бунтаря Ивана… Как же все случилось?

– Представьте: Париж, я живу в двухэтажной квартире рядом с Люксембургским садом, в которой, кстати, останавливался и Маяковский. Учу французский, готовлюсь к съемкам. И вдруг звонок: «Женя, здравствуйте. Это Валерий Фокин. Не хотели бы вы сыграть Ивана Карамазова?». Я все рассказал про Париж, а Фокин произнес: «Понимаю, но вы подумайте». Это «подумайте» все перевернуло. Никто другой мне бы эту роль не предложил.

Табаков говорил, когда я молодым пришел к нему в театр: «Женька, у тебя такая внешность… Посади на горшок посреди сцены – все обрыдаются». Поэтому – какой Иван? Причем Иван за пять минут до того, как сошел с ума. За это время требовалось пройти всю историю братьев Карамазовых. Но чтобы так сыграть, мне самому надо было измениться как артисту на уровне химии… Словом, через два дня я летел в Москву. И очень благодарен судьбе, что свела меня с Валерием Владимировичем. Я шел одной дорогой, но после встречи с ним стал двигаться в другом направлении. Научился думать на сцене. К сожалению, спектакль не выпустили ни на одни гастроли, хотя там прекрасные актерские работы.

В фильме
В фильме "Превращение" Миронов заставил зрителей поверить, что он - человек-паук. Фото: Кадр из фильма

– Также в фильме Фокина «Превращение» вы играли человека, который вдруг становится огромным насекомым, но продолжает мыслить, чувствовать, все понимать. Как актеру добиться такой органичности?

– Это экранизация одноименной новеллы Кафки. Я играл паука, но без жутких волос, панциря, как написано в повести. К тому же требовались гибкость и пластика, растяжка на уровне лягушки. Ведь надо было висеть вниз головой, ползать по потолку, легко и высоко прыгать. Без спецэффектов зрители должны были поверить, что я – человек-паук. Хотя все, чем я мог воспользоваться в кадре, рассказать о трагедии – глаза. Режиссер мне словно говорил: «Ты многое умеешь. А как на этот раз? Не знаешь? Попробуй». Это был вызов, опасное путешествие, но я люблю воевать с обстоятельствами и самим собой.

Человек обленился окончательно?

– Этот фильм зрители приняли восторженно, а вы получили приз за лучшую мужскую роль на фестивале «Литература и кино». Но в целом сегодня режиссеры жалуются на публику. Не умеет слушать, не понимает авторских замыслов… В чем проблема?

– Сейчас наше общество бурно развивается. Возможности науки и техники столь велики, что человек обленился окончательно. Можно, не выходя из дома, при помощи маленького смартфона, здесь и сейчас, следить за ключевыми событиями,  происходящими в мире. При этом даже не надо поднимать пятую точку с дивана. Как с этим бороться? Никак. Сегодня многие режиссеры используют прорывные технологии, потому что новое поколение сразу же считывает современный язык. Но уверен: можно поставить спектакль, где декорации – одна лавочка, как у нас в пьесе по рассказам Шукшина. И будет попадание в десятку. Конечно, при условии, что это настоящее, волнующее. Мы объездили с этим спектаклем весь мир – и реакция везде одинаковая. Поэтому надо просто хорошо делать свое дело. А тратить силы на борьбу с ленивым зрителем не стоит.

– Где точно нет равнодушия, так это в благотворительности. Десять лет назад вместе с коллегами вы основали фонд «Артист», где поддерживаете пожилых актеров. Недавно стали учредителем еще одного фонда – «Жизнь в движении». Что это за проект?

– Фонд помогает детям, родившимся без рук и ног, обрести протезы. В нашей стране около 50 тысяч таких малышей и подростков. Столь сложное протезирование выполняют пока только в двух медицинских учреждениях, в Москве и Петербурге, поэтому очередь на два года вперед.  Наша задача – открыть реабилитационный центр под Москвой, и строительство уже идет. Там разместится и мастерская, где будут работать специалисты, получившие подготовку в Америке и Германии. Сегодня именно в этих странах такие манипуляции выполняют лучше всего. Там очень профессиональные кадры, а технологии позволяют ребенку до пяти лет протез просто корректировать, изменять, не делая новый. У нас же до сих пор их иногда изготавливают из дерева, пластика… Необходимо перенимать передовой опыт, что и происходит.

Миронов принимает участие в различных благотворительных проектах.
Миронов принимает участие в различных благотворительных проектах. Фото: www.globallookpress.com

В целом артисты Театра наций очень активно занимаются благотворительностью. У нас работает Чулпан Хаматова, возглавляющая фонд «Подари жизнь». Ингеборга Дапкунайте поддерживает фонд «Вера», Юлия Пересильд – «Галчонок», Ксения Раппопорт – фонд «Бабочка». Мы все действуем вместе, регулярно проводим концерты в пользу наших подопечных. Очередной состоится в феврале 2019 года в Москве.

Прикасаемые

– Также большой резонанс вызвал спектакль «Прикасаемые», где на одной сцене играли артисты Театра наций и слепоглухие актеры.  Как появился необычный союз?

– Проект стал возможен благодаря сотрудничеству Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение» и нашего театра. В России это первая постановка такого плана. Здесь одновременно задействованы и зрячие актеры, и люди с нарушением зрения и слуха. В основе спектакля — реальные истории людей с тяжелыми поражениями здоровья.

Можно поставить спектакль, где декорации – одна лавочка, как у нас в пьесе по рассказам Шукшина. И будет попадание в десятку

Важно и другое. Это терапия и адаптация не только для тех, чьи возможности ограничены, но и для зрителей. Потому что в нашей стране большая проблема - коммуникация с иными людьми. Реально разделение на «мы» и «они». Когда говорят об инвалидах, как образец обустройства их жизни приводят Европу. Да, там я часто вижу на улицах колясочников, слепых. Передвижение для такого человека в Стокгольме или Копенгагене не проблема. У нас же большинство заперты в четырех стенах, сидят по квартирам. А ведь среди них есть прекрасные писатели, художники, ученые. Нам надо научиться жить вместе, ведь все ходим под одним Богом.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как перенести приём к врачу?
  2. Когда «Ласточка» поедет в Карелию?
  3. Где провести Новый год?

Где вы будете встречать Новый год?