Елена ДАНИЛЕВИЧ 3 4282

«Смех – категория философская». Юрий Гальцев об эпатаже и шутках ниже пояса

Прежде чем выходить на сцену, нужно найти к публике особый подход, уверен Юрий Гальцев, заслуженный артист России, художественный руководитель Театра эстрады им. Райкина.

«В кризис народ скорее сэкономит на хлебе, чем откажется от зрелищ», - считает артист.
«В кризис народ скорее сэкономит на хлебе, чем откажется от зрелищ», - считает артист. © / Из личного архива

В эксклюзивном интервью SPB.AIF.RU Юрий Гальцев рассказал о том, как меняется юмор, чем живут молодые артисты и зачем некоторым «звездам» нужен эпатаж.

Эмоции или спокойствие?

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Юрий Николаевич, новый сезон вы начали необычным для эстрады спектаклем - «Шуры-муры» по  рассказам Шукшина. В главных ролях -  выпускники вашей мастерской.  Насколько нынешним 20-летним  близка  эта тема?

Юрий Гальцев: Очень близка и востребована! Когда мы начинали работать,  половина   даже не знала, кто такой Шукшин. Я заставил всех перечитать его прозу, посмотреть фильмы, к которым он писал сценарии и играл главные роли. Ребята были поражены: из художественных лент Василия Макаровича била  такая сила, что они  воспринимались, как документальное кино. Мне кажется, что у нас получилась яркая мозаика из грустных и смешных притч о  шукшинских «чудиках» и «недотёпах». Моя молодёжь играет искренне, трогательно,  а это главное.

- Вы также поставили далёкий от весёлых жанров  «Клоп» Маяковского. Чем же интересна сегодня история о «бывшем рабочем, партийце, женихе» Присыпкине?  

- Крайне актуальна, ведь смех - категория философская. У Маяковского же настолько многогранный юмор, что «Клоп» мы  сделали в двух условных реальностях. Первая –  мир на изломе эпох, когда старое ушло, а новое еще не появилось. Где  всё разрешено, норм и запретов не существует. Вторая – царство комфорта и безопасности. Вместо бури эмоций, вражды и любви – полное  спокойствие. В каком из двух измерений человек чувствует себя свободным, счастливым? Ответы на эти вопросы и стараются найти герои, а вместе с ними актёры и зрители.

-  Но над этими проблемами бьются лучшие умы! А как их можно решить через пьесу «Клоп»? 

- Мы действовали методом погружения в творчество великого поэта. Могу сказать, что артисты, да и я, открыли для себя много нового в фигуре «горлана, бунтаря». С одной стороны – мощь, и не только поэтическая.  Его отмечал Сталин, называл «вторым после Горького». С другой – надлом и ранимость. Двухметровый гигант легко плакал, расстраивался, впадал в депрессию. Безумно любил, но был согласен на «жизнь втроём». О таком Маяковском нам в школе не рассказывали, а зря. Поэтому  очень  рад, что мои «гальчата» с ним познакомились, увлеклись. В итоге выиграл  и театр, и публика.

Бунтарский дух

Сатира - страшное оружие.
Сатира - страшное оружие. Фото: Из личного архива

- Вы по-особому относитесь к своим воспитанникам. Сначала выучили в Театральной академии, а затем почти весь выпуск трудоустроили у себя  в театре. Откуда это трепетное чувство? 

- Обожаю молодых! Считается, что без мэтров, заслуженных и народных, в театре успеха не будет. Рад, что опроверг это мнение.  У нас немало спектаклей, где занята только молодёжь - и билетов нет. Нравятся мне и наши неформальные отношения. «Гальчата» надо мной издеваются, теснят, подуськивают, но всё это по-доброму. Я их учу, они – меня, говорю  без всякой  иронии. Сегодняшние молодые хорошо образованы, много знают, умеют, не курят, ни пьют, ходят на фитнесс. Мы были другие. Везде лезли, всё не терпелось попробовать. В 80-е я первый раз поехал за границу, на фестиваль в польский Сопот. И сразу потянуло в бар со стриптизом. Никогда же такого не видел!

Сейчас всё открыто, доступно, но есть другая опасность - запросто можно пойти не туда. А мне хочется, чтобы они не распылялись, раскрылись, достигли настоящего, а не сиюминутного  успеха. Чтобы знали: острое слово, сатира –  страшное оружие, с которым нужно бережно обращаться, иначе можно больно ранить.

Понимали, что деньги ещё не всё. Знаю богатых людей, которые имеют миллионы, но мучаются от того, что занимаются не своим  делом. Поэтому куда важнее счетов в банке найти свою дорогу в жизни и с неё не сворачивать.

- Всё правильно, но реальность другая: сегодня капитал – мерило успеха.  Знаменитые артисты с удовольствием участвуют в корпоративах, «торгуют лицом». Лишь бы платили! Да и на вашем сайте  написано, что  принимаете приглашения на праздники.

- А почему нет? Халтуры разные бывают, а актёрам надо зарабатывать. Приеду и выступлю, но интеллигентно, по-питерски. Могу участвовать и в сборной «солянке», но при этом тоже отвечу за каждую песню или номер. Другое дело, что сегодня за бабло можно заказать любую, самую крутую «звезду». Причём чем больше скандал, тем выше цена. Вопрос один: «Сколько?» Вот и поют на свадьбах детей российских олигархов,  развлекают под звяканье ножей и вилок.  Спрос на эти услуги есть. Причём не только у богачей. Известна история, когда  женщина взяла кредит, чтобы пойти на шоу любимого, но очень дорого певца.

- В жанре юмора у нас  в стране тоже самыми популярными и состоятельными  оказываются артисты с шутками «ниже пояса», матерящиеся  прямо на сцене…

- Намекаете на Шнура и «Комеди Клаб»? Всё не так просто. Ребята из «Комеди», на самом деле, интеллигентные, талантливые и оригинальные люди. Гарик Мартиросян, например, знает пять языков. У них много «придумок», нестандартных ходов, что лично меня очень вдохновляет. Над некоторыми их шутками смеюсь до слёз. Возможно, не все номера «клаба» на высоком уровне, но грань они переступают редко.

И Шнур в жизни весьма отличается от своего эпатажного образа. У него не только мат, но и сильная музыка, острое чутьё продюсера, грамотно использующего своеобразные «придумки» и «заманухи». Ведь прежде чем рыбку поймать, её надо подкормить. Так и с публикой. На фоне безликой  попсы  песни «Ленинграда» воспринимаются как бунтарство, где выдаётся что-то циничное, перчёное: «Хотели – получите!» Что называется - хлеба и зрелищ, с поправкой, что в кризис народ скорее сэкономит на хлебе, чем откажется от зрелищ. 

Притормозить в суете

- Мне кажется, люди в глубинке, например в Кургане, где вы родились, поспорят с таким утверждением.  Знаю, что часто бываете на малой родине. А в этом, юбилейном  году (12 апреля Ю. Гальцеву исполнилось 55 – ред.) удалось вырваться?

- Приезжал  в июле  на фестиваль, который так и называется «Середина лета».  Его основные участники – музыканты, артисты, которые родились в этих местах, но по разным причинам разлетелись по миру.  Тем не менее, родной край не забываем, и строим свой график так, чтобы на макушке теплых деньков оказаться в Зауралье. Также я традиционно выступаю в старинном русском городе Куртамыш, а  средства от концерта полностью перечисляю на реставрацию  разрушенного храма XVIII века в деревне Костылёво.  Несколько лет назад  познакомился с его настоятелем отцом Сергием и с тех пор помогаю восстанавливать святыню. Сейчас уже отремонтирован купол, идёт золочение звонницы, начались службы. Считаю  это крайне важным, ведь каждому периодически  надо притормозить в суете и подумать, что ты можешь сделать для других, кому принесёшь пользу. Рад, что у меня есть такое духовное обязательство.

- В этом году исполнилось и 35 лет вашей жизни в Петербурге. Роман с городом состоялся?

- На все 100. Хотя сначала он меня встретил не ласково: коммуналки, аллергия на тополиный пух... Я же поступил в ГИТИС, но в итоге судьба сложилась так, что приехал в Ленинград. Вышел из поезда и сразу понял – моё.  Влюбился в улицы и дворцы с первого взгляда, а во время учёбы в Театральном институте с такими людьми познакомился, что можно о каждом писать роман.  Хотя в Москву приезжать люблю и активно  участвую в различных проектах. Да, там больше платят, но не в деньгах счастье.  Я был во Франции, Бельгии, Испании, Америке. Там можно поработать год-два, но жить – никогда. Поэтому, кроме Петербурга, сегодня другого города не приемлю. Думаю, что любовь эта взаимна, уж очень много совпадений. Однажды  чуть не собрался в столицу. Александр Ширвиндт семь лет меня звал в «Сатирикон», я уже сидел на чемоданах. И вдруг звонок -  предложили  возглавить знаменитый Театр эстрады Райкина. Сегодня мне кажется, я этот экзамен сдал.  Театр стал другим, люди ходят, им нравится. Для артиста это самая большая награда.

Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Александр
    |
    16:55
    14.09.2016
    1
    +
    -
    "Когда мы начинали работать, половина даже не знала, кто такой Шукшин." Что за родители воспитывали этих молодых людей?
Комментарии (3)
  1. Александр
    |
    16:55
    14.09.2016
    1
    +
    -
    "Когда мы начинали работать, половина даже не знала, кто такой Шукшин." Что за родители воспитывали этих молодых людей?
  2. Natalia G[googleplus]
    |
    18:59
    14.09.2016
    0
    +
    -
    Нет сейчас ни сатиры , ни юмора . Раньше хоть в КВНе смеялись , но и там сейчас туповатые шутки. А эти дяди : Гальцев , какие то новые бабки и тп- выходят на сцену и придуряются , такое впечатление , что они платят за смех в зале , над тем что они говорят и показывают - можно смеяться только с диагнозом!
  3. Тамара Литвинова[odnoklassniki]
    |
    11:47
    12.10.2016
    0
    +
    -
    Особенно от " Аншлага" тошнит, мутит и переворачивает!
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как вести себя при встрече со змеей?
  2. Почему в Петербурге подорожал «закон о тишине»?
  3. Где в Петербурге появится «Чёртово колесо»?

На что при выборе вуза вы обращаете внимание в первую очередь?