0 132

Питер Дитенбергер: «Когда люди торгуют друг с другом — они не воюют»

Экс-совладелец сети супермаркетов Billa поделился взглядами на бизнес.

Петер Дитенбергер.
Петер Дитенбергер. © / Из личного архива

Немецкий лоббист Питер Дитенбергер, который в своё время открыл сеть супермаркетов Billa в России, по-прежнему продвигает западный бизнес на постсоветском пространстве. Он рассказал о главных причинах «торможения» сотрудничества Украины с европейскими инвесторами, об отношении Европы к Украине  и о преимуществах славянского менталитета.

– Господин Дитенбергер, Вы недавно посещали Украину и встречались и с украинскими бизнесменами, и с немецкими инвесторами работающими. Какие впечатления от этих встреч?

– Все хотят работать друг с другом, но всех что-то сдерживает. Обе стороны почему-то сомневаются. При этом, мне кажется, что украинские бизнесмены сомневаются не меньше, чем немецкие. И главная причина, которая мешает эффективной работе, в том, что украинский бизнес пока не может соответствовать простым европейским требованиям. 

– Какие советы вы были дали иностранным бизнесменам, которые хотели бы начать бизнес в Украине?

– Несмотря на все сложности, украинский рынок очень большой и интересный. Но им нужно быть готовыми, что первые два года будет довольно сложно. Плюс, никто точно не может спрогнозировать, что будет дальше. Самое страшное, что может случиться, это то, что ты сейчас вкладываешь несколько миллионов, например, в деревоперерабатывающий завод, а через пару лет кому-то придёт в голову его национализировать. Раньше, в принципе, в Украине было также, но рост рынка компенсировал все недостатки. Сейчас же рынок не растёт, местная валюта скачет, словом, условия не из легких.

– Есть ли вообще сейчас готовность инвестировать в Украину со стороны Европы?

– Евросоюз платит сейчас только за то, чтобы стабилизировать Украину. Интереса инвестировать в неё, к сожалению, пока нет. Сейчас все иностранные инвесторы больше хотят вкладывать деньги в Белоруссию. Привлекательность этой страны для иностранных бизнесменов настолько возросла, что она опережает и Украину и Россию. А все потому, что там есть стабильность, почти нет коррупции и, что немаловажно, квалифицированный персонал.

– Почему же тогда ЕС продолжает давать Украине шансы?

– Он, по сути, не дает шанс Украине, а скорее хочет обезопасить себя. Европа не хочет войны возле своих границ и поэтому делает все, что бы помочь Украине стабилизировать ситуацию внутри страны, но это совсем не значит, что она готова прямо сейчас строить там свой бизнес или видеть Украину частью ЕС.

– Правильный ли вектор развития выбрала тогда Украина в принципе?

– Потенциал у Украины огромный. Только лишь месторасположение между Россией и Европой чего стоит. Не надо Украине стараться быть Россией или Европой. Стране надо быть «между» и уметь черпать от этого двойную выгоду. Проблема ещё и в том, что большинство того, что производит на данный момент Украина, Европе не пригодится, только потому, что Европейский рынок был и остается относительно закрытым. Украина никак не сможет преодолеть эти административные барьеры. Поэтому Россия Украине нужна, в первую очередь, как рынок сбыта. 

– Можете ли Вы вспомнить, Ваш первый визит в Украину? Что Вас тогда впечатлило?

– Первый раз в Украине я был 20 лет назад, и тогда у меня сложилось очень приятное впечатление.

– Что же пошло потом не так, по Вашему мнению?

– В каждой стране есть коррупция, но в Украине она стала абсолютно тотальным явлением. Вторая проблема, которая мешает нормальному развитию вашей страны – это олигархи. В Украине нет закона, все подчиняется их воле и это не нормально и, конечно же, это является одним из основных факторов, отталкивающих иностранных инвесторов. Но больше всего иностранцев, если признаться честно, пугают все эти националистические движения. Национализм, как явление, само по себе, сильно влияет на готовность инвестировать в любой стране.

– О каком национализме конкретно идет речь? Ваши друзья или знакомые, которые хотели строить бизнес в Украине, сталкивались с ним лично? В чём он проявлялся? 

– Я лично не знаю никаких конкретных случаев, но беда в том, что потенциальные инвесторы смотрят новости и там постоянно какие-то беспокойные сообщения, конечно же, они, особо не углубляясь, верят в то, что слышат из СМИ. Как пример, в марте 2017 я был в Москве как раз во время массовых протестов, на которые тогда вышло, по некоторым сведениям, около 30 тысяч человек. Так вот, мне тогда начали панически звонить мои друзья и родственники с Европы и предупреждать о начале гражданской войны там, а я, будучи в Москве, вообще ничего не почувствовал. Точно такое же впечатление складывается у жителей Европы о Киеве. Конечно же, я, как человек, бывающий там довольно часто, знаю, что это не так и что войны там не заметно. Но, к сожалению, если у европейской компании сегодня есть филиалы в Украине, то ей автоматически становится тяжелее взять, например, кредит в Европе, так как она уже попадает в так называемую «группу риска».

– Сейчас многие спекулируют на теме взаимоотношений между Украиной и ЕС, мол, Европа старается удовлетворить исключительно свои интересы и в обмен на так называемую материальную помощь. Как Вы видите эту ситуацию, неужели и вправду вы, европейцы, не можете прожить без украинских природных богатств?

– На сегодняшний день свободная торговля – это фундамент любых отношений между странами. Почему? Самое важное это то, что когда люди торгуют друг с другом – они не воюют. Мораторий на лес-кругляк, например, «хоронит» фактически украинскую индустрию. Кто сказал, что отмена моратория исключает возможность регулирования продаж? Можно ведь привлекать инвесторов и создавать для них условия, что бы они строили свои фабрики в Украине, а не просто покупали тот же лес. Можно имплементировать схему аккредитации для определенных компаний, можно ввести квоты, можно поставить самые выгодные условия для Украины, вариантов много! Но просто сказать, что мы закрываем границы, нельзя. Если Украина хочет выйти на европейский рынок, то она должна научиться играть по правилам. Как по мне, такие провокации делаются для того, что бы отвлечь внимания от серьезных государственных вопросов и это чистой воды популизм.

– Вы вспомнили о популизме, а если смотреть глобально: как, по Вашему мнению, последние события в мировой политике и все более очевидная популярность тех же популистов повлияет на дальнейшее будущее Европы?

– Если из последнего взять, к примеру, проигрыш Ле Пен, то почему она проиграла?  Потому что все видели последние 100 дней Дональда Трампа. Никто, на самом деле, не хочет второго Дональда Трампа в Европе. Я думаю, что люди по своей природе не радикалы, люди просто устали от вранья местных политиков и поэтому это спровоцировало такие «правые» тенденции в Европе. Вообще, если так можно выразиться, политика Трампа, особенно последнее время, заставила немного «притормозить» развитие популизма в Европе. С одной стороны люди, как и раньше, понимают, что Европейский Союз и демократия – это не самый идеальный вариант, но это лучше, чем то, что сейчас творится в Америке. Опять же, можно посмотреть на Польшу, как за последние годы там снизился уровень жизни и пострадал бизнес исключительно из-за их националистической политики.

– Вы много лет прожили и проработали вне родины и, конечно же, хорошо знакомы со славянским менталитетом, что Вам в нём больше всего нравится?

– Мне ваш менталитет, если честно, больше даже нравится чем европейский. Меня очень удивляло раньше, что многие сделки у вас заключали без адвоката и нотариуса, просто скрепляя их рукопожатием. Этого, конечно же, в Европе встретить нельзя. Украина вообще сама по себе мне всегда казалась более естественной и открытой, чем та же Германия. Типичные европейцы они вообще не понимают жизни, они привыкли к тому, что у них всё есть. Из-за этого они потеряли самостоятельность. Вы, как народ, можете решать свои проблемы сами – мы говорим сейчас о людях, а не о власти – европейцы же всегда надеются на помощь кокой-то «абстрактной структуры».

Почему у вас ресторанная культура, музыка и искусство лучше? Потому-то у вас очень креативная и думающая молодежь. У вас нет этой «разбалованности», этой «привычки» к хорошей жизни. А вот в Швейцарии, например, у людей есть все: лучшая медицина, идеальные дороги, высокая зарплаты, но все равно они постоянно недовольны. Люди у вас готовы работать и готовы чего-то добиваться. Таких специалистов, как у вас, с таким хорошим образованием, в Европе найти сложно. Ваш самый большой ресурс – человеческий, и его вам нужно беречь и развивать.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Кто самый активный депутат?
  2. Зачем нам новый «сухой» закон?
  3. На сколько вырастет «коммуналка»?

Какие способы поддержания хорошей физической формы - самые эффективные?