AIF.RU 0 801

Два года горя

Со времен блокады не было такой массовой гибели детей. 22 августа 2006 года рейс «Анапа-Петербург» унес жизни 170 пассажиров. В годовщину...

20 тысяч за жизнь ребенка

На Смоленском кладбище похоронены многие из тех, кто погиб в авиакатастрофе под Донецком. В некоторых могилках по 3-4 человека — сразу целая семья. Ирина и Леонид Фроловы в день годовщины стоят у могилы сына Андрея. Он не должен был лететь тем злосчастным рейсом — билеты были куплены на поезд. Но потом решил еще остаться в Анапе... на денек. Андрюша сдал свой билет, купил на рейс 612. Ирина с внуком уехали в Петербург на поезде.  Потом была страшная процедура опознания.

- Выложили наших детей на 30 градусной жаре у стен морга, - вспоминает Ирина Александровна. - Все, что осталось от тел, прямо  на асфальте. И мы между ними ходили. Бесчеловечная процедура. Была страшная путаница. Многих просто невозможно было узнать. Вон Катенька лежит с сыном (показывает на соседнюю могилку) так сначала похоронили ребеночка и ее руку, а потом уж Катюшино тело нашли.

- У сына целым осталось только лицо — не обгорело как у многих. А в руке крест был зажат - он был очень верующим, незадолго до катастрофы выкупил у антикваров икону и храму подарил.

Потом оказалось, что нет гробов и наших детей не во что складывать. Пять часов мы просидели среди останков в ожидании деревянных ящиков. Как можно в цивилизованной стране так издеваться над людьми!

Но унижения были и впереди — два года судебных тяжб. У Наташи в авиакатастрофе погиб брат — Николай Абрамов. Моральный ущерб девушки судья оценил в 50 тысяч рублей. За Колю, который с медалью закончил школу, поступил в престижный университет. Недавно двадцать тысяч рублей дали родственникам погибшей маленькой девочки. Бабушка, потерявшая в катастрофе четверых, получит 50 тысяч.

Родители Андрея Фролова получили 300 тысяч потому, что отказались от  самой первой компенсации в пользу внука.

- Не так давно известный парикмахер Сергей Зверев судился из-за незаконного использования своего имени. Так его моральный вред суд оценил в 1 миллион рублей. Почему же наши дети «стоят» так дешево, - спрашивает Ирина Александровна. -  Да и дело-то не в деньгах. Мне от тех вообще ничего не надо. Но столько детей и престарелых родителей осиротели. На что им жить? У меня сын был программистом, имел свою фирму, хорошо зарабатывал. Сейчас государство платит его сыну тысячу рублей в месяц, по потери кормильца. Пусть чиновники сами попробуют прожить на эти деньги или прокормить своих детей. И к кому мы только не обращались — без толку. Помогали простые люди и священники. Батюшки многих из нас просто спасли. Поначалу я только и думала о самоубийстве, но батюшка сказал — тогда ты со своим сыночком никогда уже не встретишься.

- А в прошлом году на годовщину мы ездили на место катастрофы, - добавляет отец Андрея Леонид. - Так большую часть денег на поездку выделил украинский олигарх. Которого, казалось бы, наше горе не касается. Он и дорогу к этому месту заасфальтировал. Представители авиакомпании даже на годовщину не пришли. 

«Экипаж не виним»

- Нам сказали, что авиакомпания «Пулково» получила страховку в 2,5 миллиона долларов. За груду железа. А жизнь каждого пассажира была застрахована на 12 тысяч рублей, - говорит Ирина Александровна. - Хоронили, памятники ставили на свои деньги. Некоторые потом в  суд обращались, чтобы хотя бы за это деньги вернули. Одну женщину судья спросил, почему на могиле ее дочери декоративные шары установили - «лишнее украшательство». Кричать хочется от такого издевательства!

Мы подали документы в европейский суд.  Пока я жива - буду искать справедливости. Мой сын всегда был патриотом, как его отец — офицер, майор в отставке. Сколько раз говорила, давай уедем в другую страну. А он: «Мамочка, жизнь надо налаживать здесь». Вот и остался теперь на Смоленском кладбище. Ни один виновный в этом не наказан - уголовное дело закрыли. Все свалили на пилотов. Но мы экипаж ни в чем не виним. И с родственниками их общаемся. Хотя поначалу они боялись к нам подходить на панихидах. Но потом мы подошли, обнялись — горе у нас общее.

Наладить жизнь после такой трагедии удалось не многим. Недавно от инфаркта умер тридцатилетний парень — он потерял под Донецком всю семью. Некоторые завели детей. Рейс Анапа-Петербург унес жизни двух дочерей супругов Алексея и Марины Штейнварг. В 2007 году у них родилась дочурка — Танечка. Их надежда и радость. Те, кто по возрасту не может иметь детей — усыновляют, удочеряют детишек. Теперь родственники погибших как одна большая семья. Все друг другу помогают. И очень хотят, чтобы об их матерях, отцах и детях осталась память.

- В авиакатастрофе погибло 49 ребятишек. Самому маленькому было 4 месяца. Со времен блокады Ленинграда не было еще такой массовой гибели и очень бы хотелось, чтобы нашим деткам установили памятник, - от имени всех родственников говорит Ирина Александровна. - Обращались уже и к президенту, и к местным чиновникам. Очень хочу, чтобы они услышали нашу мольбу. Память — это все, что осталось у многих из нас. 

Кстати

В поселке Малое Карлино Маргарита Прошкина, потерявшая сына, невестку и двух внуков под Донецком, практически своими силами построила часовню. Рядом с часовней родственники погибших решили установить мемориальные плиты, с именами пассажиров рейса 612. Однако местная администрация запретила это делать. Ссылаясь на то, что деревня будет ассоциироваться со скорбью и унынием. Однако местные жители вступились за родственников и приняли решение — мемориалу быть. Сама Маргарита Прошкина до этого момента не дожила — женщина умерла в январе этого года. 

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как вернуть затраты на погребение?
  2. Сколько ждать справку о разводе?
  3. Как перейти в другой Пенсионный фонд?

Как вы будете искать аптеку в незнакомом районе?