Модный приговор художника-модельера Антуана Пюссо: «У российских дизайнеров нет шансов»

Талантливым дизайнерам в России делать нечего, убежден художник-модельер Антуан Пюссо, за плечами которого более 20 лет работы в...

Фото: АИФ

Cанкт-Петербург, 11 декабря – «АиФ-Петербург». Закончив Санкт-Петербургский Государственный Университет Технологии и Дизайна по специальности «Дизайн обуви и галантереи», в конце 90-х Антуан уехал работать в Китай. Он сотрудничал с такими торговыми марками, как M*O*R*G*A*N DE TOI, PALLADIUM, NICOLE, MADELINE, Fabi-land-studio, Fermani, ROBERT HAACK, NEW ROCK и другие. Сейчас он живет в Гонконге. Своим взглядом на положение дел в российской модной индустрии Антуан Пюссо поделился с корреспондентом SPB.AIF.RU.

О китайской экспансии

 

Фото www.globallookpress.com

Антуан Пюссо: - Китай одевает и обувает весь мир. Только в Гуанжоу, столице китайской юго-восточной провинции Гуандун, сосредоточено более 20 тысяч обувных производств и более 150 тысяч производств, занимающихся производством одежды. Это настоящая столица международной модной индустрии. Если у нас художники-модельеры, модельеры-дизайнеры вынуждены сшибать ноги до колен в поисках ткани, ниток, приклада, подклада, фурнитуры, то гуанжовский рынок материалов охватывает более 80 гектаров общей площади. Сумасшедшая инфраструктура! Что же касается обуви, то рынок и того больше - 100 гектаров. Там есть все: от кожи до колодок, от фурнитуры до представительств заводов, производящих автоматические линии сборки обуви, а электронные доски объявлений показывают, кто что ищет или в каких кадрах нуждается тот или иной фабрикант. Когда я привозил российских коллег на эти рынки, то они падали в обморок от увиденного и ещё два дня потом приходили в чувства.

 

Так сложилось, что русское общество долгие годы в выборе одежды, тканей, фурнитуры ориентировалось только на Запад: Францию, Италию, Испанию и Англию. Эти четыре страны все время пытались перетянуть друг у друга пальму первенства в моде. Сейчас же им не до этого. К примеру, во Франции решают проблемы миграционной политики, а в Италии, где существует министерство модной индустрии, последние 15 лет борются с кризисом. В итоге многие известные европейские торговые марки и бренды со своими производственными потоками уехали из Европы. И куда бы вы думали? В Китай. Так получилось, что Китаю перешла эта пальма первенства. Причем без боя и кровопролития.

Что же касается России, то согласно статистике, 85% рынка уже захвачено китайскими производителями. Они нас одевают, обувают, снабжают товарами первой необходимости. Из оставшихся 15%, лишь 2,8% отводится российской промышленности. И эти 2,8% «размазаны» от Владивостока до Калининграда. Пробиться молодому дизайнеру в этот крошечный процент, чтобы получить практические навыки - шансы невелики. Вот и выходят из вузов у нас дизайнеры, которые не представляют всех нюансов технологического процесса.

Об образовании

 

Фото: Антуан Пюссо 

- Сложность ситуации заключается в том, что русский дизайнер не может получить практический опыт. Почему? Все завязано на отсутствии инфраструктурной индустрии, крупных цехов, крупных фабрик, которые воспроизводили бы различные технологические линии одежды, достойная обувь вообще прекратилась в России выпускаться. Недавно я встречался с преподавателями своего вуза. Куратор моего диплома сказала: «Мы в шоке, выпускники умеют красиво рисовать, но не знают, как даже выглядит колодка. Мы им только на картинках показываем, как выглядит машинное оборудование затяжки пяточной или носочной части».

 

В 1996 году, когда я был третьекурсником, то задумался, кто и что меня ждёт по окончанию университета. В итоге я напросился на практику в кожгалантерейную фабрику имени Августа Бебеля, что расположена на улице Моисеенко. Только после того, как я с помощью бебелевских специалистов, обучаясь и практикуясь одновременно, создал свою первую сумку, я понял, что такое производственный процесс. В итоге к финишу моего обучения в университете у меня уже в городе было запущено в действие три авторских ателье… Вот таким образом я создал сам себе рабочее место...

В своем время я занимался тем, что вывозил талантливые кадры в Китай. Со временем они там самореализовывались, закреплялись на производствах, обживались, обзаводились семьями и оставались. Печально, но факт: молодые дизайнеры сейчас не могут нормально развиваться в России. Здесь им никто никогда не поможет. Это мой приговор.

О политике

- В России нет как таковой модной индустрии. Всё было разрушено в начале 90-х, когда развалился Советский Союз, и восстановлению не подлежит. Эта инфраструктура, которая завязана не только на подиуме, не только на дизайнерах, не только на глянце модных журналов и голубом экране телевизора, но и на сельском хозяйстве, ведь для изготовления одежды нужны шерсть, хлопок, для обуви — кожа, и на машиностроении, выпускающем высокотехнологичное профессиональное оборудование, и на учебных заведениях, готовящих высококлассных специалистов для отрасли, ну и так далее... У нас же ситуация сведена к нулю. К сожалению, русская модная индустрия не представляет интереса ни западному, ни американскому инвестору.

Если проблема не будет решаться на высокопоставленном политическом уровне, то ситуация не изменится. В свое время в России было министерство лёгкой промышленности. Сейчас у нас есть Департамент лёгкой промышленности при Министерстве лесной промышленности. О какой модной индустрии мы можем говорить в такой ситуации?!

О покупателях

- У нас дизайнеры пытаются навязать публике свой товар, хотя должно быть по-другому: покупатели должны вдохновлять дизайнера на новые идеи. По моему мнению, моду создаёт потребитель, а не дизайнер. Если модельер не умеет наблюдать улицу, не видит пешеходов, то это печально. Надо замечать, что удобно людям, какой цвет они выбирают, какую форму и фактуру предпочитают, нужно уметь фокусировать внимание, а потом, интерпретировав это через свои знания и опыт, свою фантазию, науку дизайна, создать готовый продукт.

Русскому дизайнеру нужно ориентироваться на своего российского покупателя. К сожалению, последний не всегда задумывается над тем, что жизнь коротка и нужно стараться жить счастливо, хотя бы искусственно поддерживать ощущение радости, блеск в глазах. Часто он выбирает тёмные тусклые цвета в одежде. Но если не будет ярких красок, то жизнь превратиться в сплошной траур.

Находясь среди траура - ничего не создашь. Поэтому в России модельеры могут создавать новое, будучи под впечатлением, например, от какого-то путешествия. Для этого необходимы поездки, стажировки, участие в различных, достойных и уровневых конкурсах.

 

 Фото www.globallookpress.com 

 

О «химической» обуви

- Зимние сапоги не могут стоить 980 рублей! Одна из известных московских фирм в конце 90-х начала производить обувь в Китае. Шили обувь из самых дешёвых материалов: полиэтилена, резины, химической кожи.

В ход шла и до сих пор идёт синтетика, производимая таким образом: межлекальные отходы производства, работающего с натуральными материалами, в данном случае с кожей крупного рогатого скота, после раскроя не выбрасываются, а отправляются на химзавод для переработки. В котлы с межлекалкой заливают «всю таблицу Менделеева», варят и сплошной массой выливают в тонко раскатанные пласты. Чтобы кожа имела фактуру, ей придают теснение с помощью чугунной плиты. В результате получается искусственная синтетическая кожа. Из неё-то и шьются сапоги за 980 рублей.

Как-то мне звонят друзья и сообщают, что накупили своему ребёнку море дешёвой обуви на каждый день. Пришлось им объяснить, что, понятно, ребёнок подрастает, но другое дело, что можно испортить ему здоровье. Когда нога в обуви находится долгое время в подвижности, то внутри обувного пространства образуется большое количество теплоты, и воды. Пот с растворёнными химическими элементами начинает испаряться. Но так как влага не может выйти из «химической» обуви, то она возвращается обратно в ногу. Нога попросту начинает «гореть». Из-за того, что наша кожа очень пористая, то идёт восприятие своих же ядов. Из-за циркуляции крови, яд добирается до мозга. В итоге организм получает химическое отравление. Оно на лицо, когда взрослые через 4 часа забирают ребёнка из школы, а он никакой – не может даже нормально говорить.

Кстати, для синтетических материалов можно создать яркую цветовую палитру. Натуральные материалы более гидрофобные - они впитывают много краски. Не донести тот цвет, палитру которого можно достичь, к примеру, работая в дизайнерской химлаборатории с резиной. С натуральными материалами нужно дольше работать, применять более высокие технологии, получается более трудоёмкое затратное производство. Соответственно и натуральная кожа стоит намного дороже. Отсюда вывод: сапоги из натуральной кожи должны стоить не менее 6 тысяч рублей.

 

Фото www.globallookpress.com

 

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как вернуть затраты на погребение?
  2. Сколько ждать справку о разводе?
  3. Как перейти в другой Пенсионный фонд?

Что привезти из Петербурга на память?