10:33 29/08/2014 Елена ДАНИЛЕВИЧ 0 1300

Идёт обЕГЭривание страны. Школьников поделят на первый и второй сорт?

«Не думаю, что всеобщая компьютеризация, интерактивные доски и нанокомплексы обеспечат необходимый прорыв в системе образования», - считает Сергей Рукшин, заслуженный учитель России.

Татьяна ШВЕЦОВА / АиФ-Петербург

- Считаю, что российская школа олицетворяет лучшие черты нашего общества, а петербургская – отдельный феномен культуры, - считает Сергей Рукшин, заслуженный учитель РФ, вырастивший двух филдсовских лауреатов Г.Перельмана и С.Смирнова,  профессор РГПУ им. Герцена, заместитель директора Президентского физ-мат лицея № 239. - Запас прочности настолько велик, что до сих пор, несмотря на все реформы,  здесь работает немало замечательных педагогов, настоящий золотой фонд. Но что получается? Сегодня на образование в стране и городе выделяются большие средства. Однако как они расходуются? Не убеждён, что всеобщая компьютеризация, интерактивные доски и нанокомплексы, куда идут миллиарды, обеспечат так необходимый прорыв. Его создают люди, лидеры,  а личность ученика воспитывается только личностью педагога. Сколько не показывай ребёнку по дистанционной связи лекции выдающихся профессоров, без живого общения, обсуждения возникающих у школьника вопросов нельзя полноценно передать материал. Тем более сформировать отношение к жизни. 

Лучшие умы – на экспорт 

АиФ-Петербург: - Но финансирование тоже очень важно и город не скупится. На образование из бюджета в этом году выделено рекордные 90 млрд., средняя заплата учителя – 38, а можно заработать и 50-60 тыс.руб. Установлено много современной техники.

- Это происходит только в последние годы. Зарплата неплохая, особенно по сравнению с провинцией, но это не оплата установленных законом 18 часов в неделю. Чтобы заработать такие деньги, учитель, как правило, пашет на 2, 5 ставки, ведёт репетиторство плюс платные курсы по подготовке к ЕГЭ. А ещё проверка тетрадей, знакомство с новинками, чтобы ответить на вопросы самых сильных, интересующихся предметом учеников. Поэтому рост благополучия в школах достигается колоссальным повышением нагрузки. Причём в вузах она ещё больше.

Какой научной деятельности можно требовать от преподавателя, если у него 900-1200 лекционных часов в год. Для сравнения: в советское время у профессора было 450-500 часов «горловых», сегодня в два раза больше. А зарплата доцента часто ниже, чем продавца телефонов. Попробуйте сейчас уговорить  сильного студента  остаться в аспирантуре или на кафедре. Скорее всего, не удастся, потому что в коммерческой фирме  ему заплатят в 4-5 раз больше. Так распадается преемственность, связь поколений, без которых нет науки.

АиФ-Петербург: - А как же мега-гранты по 150 млн. руб. выделенные специально для создания научных школ? Кстати, там  участвуют и ваши ученики.

- Громкий проект, но в его эффективности я сомневаюсь. Нашу науку они не спасут и научные школы не создадут.  Станислав Смирнов, филдсовский лауреат, продлил мега-грант на который существует математическая лаборатория им. Чебышева СПбГУ. Для людей, которые там работают это прекрасная возможность заняться наукой, никто не спорит. Но тоже мой ученик Роман Бойкий, победитель престижных олимпиад, поработав в этой лаборатории, уехал поступать  в аспирантуру в Швейцарию. Конечно, спасибо ему, что второй год подряд приезжает и занимается в летнем лагере с воспитанниками  взрастившего его математического центра. А сколько не возвращаются? Страна вкладывает большие деньги, но получается, что лучшие умы по-прежнему идут на экспорт. 

 Не знают таблицу умножения! 

АиФ-Петербург: - Не всё так плохо. Ваши ученики, например, недавно успешно выступили на международных олимпиадах по математике в ЮАР и Корее, а сборная петербургского ИТМО по программированию стала чемпионом мира!

- Да, Даниил Клюев из физматлицея № 239 получил золотую медаль, в нашем зачете также кубки, призовые места,  однако в целом мы заняли 4 место. Нас обогнали «азиатские тигры» и США. Но беда в другом. Мы с трудом набрали одну такую команду, а Китай, Япония могут спокойно выставить несколько. Элиту мы ещё можем подготовить, а массовое образование становится всё хуже. Подтверждение - понижение в этом году баллов  ЕГЭ   по русскому языку и математике. Чтобы представить степень сложности, приведу  пример. Я дал первые пять задач единого экзамена 4-класснику, поступающему в наш лицей. Он их решил без труда за час. Получается, огромные деньги тратятся, чтобы обеспечить примитивный уровень. И с такими знаниями мы выпускаем людей, которые потом будут проектировать мосты и тоннели, стоять у операционного стола? 

АиФ-Петербург: - Вы член Общественного совета при Министерстве по образованию. Там эти проблемы обсуждаются?

- Конечно, но на окончательное решение жаркие дискуссии, подозреваю, влияют мало. Настораживает и то, что в нашем образовании, в том числе высшем, постоянно пытаются внедрить импортную модель. То объявляется, что  главная функция школы  - социальная, то вводится ЕГЭ, Болонская система. Сейчас предлагается очередное новшество. Платить стипендии студентам, успешно сдавшим ГТО. Да мне всё равно, как пробежит или подтянется на перекладине врач, который будет оперировать ребёнка. Это западный подход, когда поощряют талантливых учеников и спортсменов,  выступающих за колледж или университет. В итоге всех этих перекосов уровень знаний наших детей падает. Они  в целом хуже считают, чем  7-10 лет назад. Младшая школа менее подвержена инфляции, но и её результаты снижаются. Сегодня с невыученной таблицей умножения можно спокойно перейти в другой класс, хотя ещё лет 10 назад об этом не было и речи. А разнобой на рынке учебников, где цель заработать, а не помочь образованию – просто пугает. Я за то, чтобы у страны была единая программа по математике, физике и базовый комплект пособий. А уже к ним выпускалась сопровождающая литература.  Потому что учитель должен выбирать не учебник или программу, а, в зависимости от класса, методику изложения. 

Кастовая школа?

АиФ-Петербург: - Школа сегодня вообще меняет своё предназначение – переходит в разряд услуг. Знаю, что вы  с этим не согласны. 

-В позицию наемного слуги её поставило государство, поэтому родители, многие дети  так и относятся: «Пусть послужит,  должна!» А ведь доверие и уважение ученика и всей семьи  – важнейший инструмент учителя. Сегодня он его лишён. Тем самым выбросили главное – мы не можем воздействовать на ребёнка, создать у него мотивацию  учёбы. Вместо этого на уровне министерства полным ходом обсуждается предложение разделить ЕГЭ по трудности на группы – для «золотых» мальчиков, «бронзовых» и «отбросов». Так же хотят перестроить и всю программу едва не с 5-го класса. В итого можем получить  кастовую школу для детей первого, второго и третьего сорта!

АиФ-Петербург: - Думаю, эта идея не пройдёт. А вот замена знаний компетенциями, когда  человеку просто надо быть в курсе, где можно почерпнуть те или иные  сведения -  на слуху давно. Считается, что мир становится все технологичнее и умение мыслить отступает на второй план.

- Согласен: чтобы снять свою зарплату ума не надо, но чтобы заработать – ой как пригодится. Обезьяна прекрасно нажимает на клавиши печатающей машинки, но «Войну и мир» не напишет никогда. Чтобы обеспечить прогресс, нужна целенаправленная деятельность по добыче новых знаний, а мы этим пренебрегаем.

Сейчас история поставила  перед нами очередную задачу. В страну больше не поставляются важные комплектующие, оборудование, технологии. Мы должны создать их сами. Величие России всегда состояло   в том, что она была самодостаточной и  отвечала на вызовы окружающего мира. Готовы ли мы это сделать сейчас с таким образованием? Я родился в один день с Туполевым. Где наши «туполевы», новые самолёты? Отец министра образования Ливанова был генеральным директором фирмы «Ильюшин». Где современные «илы»?

Не идеализирую советское прошлое, но там были свои самолёты, автомобили, танки, ракеты взлетали, а не падали. Мы сумели выдержать и победить в самой страшной войне в истории человечества. Первыми полетели в космос -  в том числе благодаря образованию. На какие вызовы мы готовы ответить сейчас? Ведь знания не могут быть приблизительными. Никакие компетенции не спасут больного, если оперирующий  хирург не разбирается в анатомии. Он может и помнит, где находятся нужные справочники или компьютерная программа, но сведения ему нужны в голове здесь и сейчас. От этого зависит жизнь человека. Поэтому переход от знаний к компетенции – это повальная дебилизация нации. И боюсь, что обЕГЭривание  уже начало этот процесс…

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета