Ольга Сальникова 0 608

Горе - по шаблону. Почему и скорбеть, и радоваться все должны одинаково.

«Ещё с советских времён людей принято «строить», начиная с детского сада, внушать, что нельзя выделяться. Мы привыкли к единообразию и ждём этого даже от людских эмоций», - считает российский психиатр Дмитрий Исаев.

EPA

Пусть государство решает

АиФ-Петербург: - Страшная авиакатастрофа, произошедшая с самолётом, летевшим из Египта в Санкт-Петербург, дикий теракт в Париже вызвали бурю эмоций у россиян. В Сети один скандал сменялся другим: карикатуры и реакция властей на обе трагедии, споры, по кому больше скорбеть… Посещаемость страничек погибших над Синаем взлетела в 35 тысяч раз! Соцсеть «ВКонтакте» была вынуждена заблокировать комментарии от посторонних лиц уже спустя несколько часов после крушения. 

- Сейчас ситуация в обществе достаточно накалена, что стало следствием  различных кризисов: социального, экономического, нравственного... 

Люди находятся в состоянии ожидания: что будет дальше? И любая стрессовая ситуация вызывает бурную реакцию. А тем более такие страшные трагедии с человеческими жертвами. 
Разница между реакцией нашего общества и западного на подобные события в том, что мы вместо гуманитарного аспекта чаще обсуждаем идеологические и политические вопросы. И если французов больше волнует непосредственно гибель французов, то у нас смерть простого человека - малозначимое событие в государственном масштабе.

Поэтому большáя часть россиян восприняла теракты, как отражение царящего в обществе хаоса, посчитав, что дальше будет только хуже. Сами жертвы их особенно не волновали. Другая - отреагировала исключительно на факт трагедии и гибели людей. Приняв это близко к сердцу, поставив себя на место жертв. Кажется совершенно нормальным, что люди в обществе разные и потому их отношение к происходящему столь сильно различается.

К сожалению, мы привыкли к единообразию и ждём этого даже от людских эмоций. Требовать, чтобы все сопереживали «как в Голландии и Франции» также некорректно - у нас совершенно разные истории и традиции. Это нужно учитывать.

АиФ-Петербург: - Трудно удержаться от сравнения, когда видишь, что жертв авиакатастрофы из Голландии доставили на родину в катафалках, вдоль дороги их встречали местные жители с цветами, пришедшие проявить сочувствие. Тела погибших петербуржцев просто отвезли в рефрижераторах в морг. У нас меньше развито чувство эмпатии*?

- Дело не в эмпатии, а в отношении к любым социальным проблемам, возникающим у нас в обществе. 
Случилась трагедия во Франции, и общество воспринимает это как вызов себе, личное несчастье. Парижане открывают двери домов, чтобы помочь полиции и государству справиться с бедой (жители Парижа запустили в  Интернете акцию «Открытая дверь», предлагая убежище всем, кто оказался поблизости от мест атак террористов. - Ред.). 

Россияне тоже искренне сопереживают пострадавшим в обеих трагедиях. Но мы привыкли жить в ситуации двойной морали. С одной стороны, есть некоторые формальные правила, которые мы готовы соблюдать: день траура, возложение цветов и проч. С другой - многие перекладывают ответственность на плечи государства, не задумываясь о своем вкладе. Вы там делайте что хотите, принимайте какие хотите законы, реагируйте, а нам всё равно. Поэтому всё меньше обращаем внимание на людское горе, всё чаще проходим мимо людей, упавших на улице… Государство - поможет.

На месте теракта в Париже.
На месте теракта в Париже. Фото: АиФ/ Дарья Буравчикова

Социальная ответственность россиян значительно ниже, чем европейцев, которые понимают, что именно их поведение определяет настоящее и будущее страны. Однако такая пассивность результат не сегодняшнего времени, а тех событий, которые переживала страна последний век. Когда всё делалось по принципу: есть власть, она предписывает, что нам делать. Эти вертикальные отношения между чиновниками и народом существовали во всех западных странах 100 лет назад. Но постепенно они перешли в горизонтальную плоскость и всё бóльшее вовлечение общества в жизнь государства. В России этого не произошло. Причин тому было несколько: власть сама не давала возможности проявлять инициативу, била самых активных по рукам. Не лезьте в политику, не суйтесь со своими инициативами, сидите тихо! Плюс ко всему многим нравилось плыть по течению и ждать милости от «царя». 

Смерть и секс - табу

АиФ-Петербург: - Многие назвали кощунством карикатуры «Шарли Эбдо» на падение самолёта, празднование Хэллоуина в день трагедии и даже селфи певицы Татьяны Булановой. Вы считаете это оскорбительным?

- Я живу в Петербурге, никогда не видел этот французский журнал и не знаю, что там печатается. Как их деятельность может повлиять на мою жизнь? Да никак! Но несколько недель нас с экранов телевизоров убеждали в обратном, подогревали определённые настроения, провоцировали враждебные антизападные высказывания. Хотя есть гораздо более значимые поводы для беспокойства внутри страны. Мне кажется, нам не стоит принимать эту шумиху близко к сердцу. Тем более едкими рисунками они откликаются на все события - включая теракты в Париже. В журнале «Крокодил» в своё время печатались злейшие карикатуры на события и власти западных стран, но никто их не перепечатывал в европейской прессе и не делал из этого трагедию. 

АиФ-Петербург: - Возможно, у нас, россиян, особое отношение к смерти. И если европейцы и американцы (не говоря уже об азиатах) скорее воспринимают смерть как процесс естественный и неизбежный, даже могут пошутить на эту тему, мы про смерть предпочитаем не думать и не говорить. Это связано с нашей религией, воспитанием?

- Скорее со значимостью и ценностью человеческой жизни в целом. Смерть, как и сексуальные отношения, в нашей стране оказались табуированными, так как это самые интимные моменты жизни человека, тесно связанные с его личностью. А личность по-прежнему у нас на втором плане. Ещё с советских времён людей принято «строить» начиная с детского сада, внушать, что они должны быть как все, ничем не выделяться. Что есть более значимые государственные ценности, абстрактные задачи, чем то, что происходит с конкретным жителем страны. Сделать из человека винтик - вот главная задача. Но эта тенденция опасна и для государства. Обесценивание личности в государстве приводит к тому, что человек перестаёт ценить как личность и самого себя, и окружающих. Появляется ощущение бесперспективности, невозможности на что-либо влиять, накапливается злоба от неудовлетворённости такой жизнью. Начинаются поиски врагов и причин несчастливости. В конечном счёте, мы получаем карточный домик, который может развалиться от любого дуновения. Причём непонятно откуда и когда его можно ждать. К примеру, ровно по этому сценарию прошли мирные революции в большинстве бывших социалистических стран. 

В России были периоды просветления, когда мы говорили о значимости каждого конкретного человека. Такие моменты всегда позитивно сказывались на жизни страны. Яркий пример тому - оттепель. Как только обнаружилось, что людям позволено думать, проявлять себя, это привело к всплеску творческой активности, к появлению имён, которые мы помним до сих пор. Поэты Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина, Рождественский, целая плеяда великих режиссёров… 90-е годы я бы тоже назвал своеобразной «оттепелью», хотя их и принято ругать. Поэтому дать больше свободы человеку - в интересах самого государства. 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Будет ли велопробег?
  2. Что происходит с совами?
  3. Как выросли зарплаты?

Пользуетесь ли вы кредитами?