Алина Клименко 1 154

Иерей Феодосий Амбарцумов: «Альтернативы семье нет»

Кто виноват в кризисе института семьи? Почему в России так много сирот? Зачем церковь настаивает на запрете абортов?

Накануне Дня защиты детей эти горячо обсуждаемые в обществе вопросы «АиФ» задал иерею Феодосию Амбарцумову, руководителю Координационного центра по работе с детьми, оставшимися без попечения родителей, отдела по церковной благотворительности и социальному служению Санкт-Петербургской епархии. 

Семь Таинств

- Отец Феодосий, по статистике сегодня в России каждый второй брак распадается. Всё чаще звучит мнение, что институт семьи себя изжил и общество движется к кардинальной смене модели брака…

- Если мы к этому придём, случится катастрофа. И здесь я говорю не только с богословской позиции, но и с антропологической. Очевидно, что семья является единственным надёжным и проверенным основанием для жизни общества, государства и мира в целом. Что же касается христианства, то Библия не допускает в этом вопросе никаких двусмысленностей. В Священном Писании чётко сказано, что Господь сотворил человека и помощницу ему - жену. Семья - это мужчина и женщина, у которых появляются дети, как результат Богом благословенного союза. В нашей вере существует семь таинств, одно из которых - таинство брака. Более того, Христос совершил Своё первое чудо именно на свадьбе, превратив воду в вино, таким образом освятив самое начало человеческой жизни.

- Почему же тогда общество переживает кризис брака? Институт семьи подрывают не только разводы, но и гражданские браки, целые движения людей, отказавшихся от рождения детей - чайлдфри. Что этому виной?

Люди разводятся, уходят в поиске своего личного счастья. Только вот они его не найдут. Потому что оно лежит вне плоскости эгоизма.

- Должен сказать, что ситуация эта не нова. Вспомните Римскую империю в период расцвета - обогащение населения сопровождалось разложением нравственности. То же самое происходит сейчас в развитых странах - высокий уровень жизни, развитие технологий, облегчающих человеческий труд, приводят к тому, что многое из ранее стыдного и запретного становится нормой. Если ты добываешь кусок хлеба потом и кровью, тебе не до поисков дополнительного, выходящего за рамки нормального, удовольствия. Но когда ты пресыщен, только семья уже не даёт тебе необходимого наслаждения, и появляется потребность в чём-нибудь «эдаком».

Люди разводятся, уходят в поиске своего личного счастья. Только вот они его не найдут. Потому что оно лежит вне плоскости эгоизма.

- В России существует и другая крайность. Некоторые женщины так пекутся о счастье супруга, настолько приносят жертву на алтарь семьи, что и инвалидами от побоев становятся, и на себе всё хозяйство тащат, пока муж пропивает последнюю копейку. Что в этих случаях советует церковь? Терпеть?

- Вы сейчас говорите уже не о нормальной работе над отношениями в рамках брака, не о попытке услышать другого человека, найти компромисс, где-то поступиться своим эго. То, что вы привели в пример, - это мученичество. Почему Христос допускал развод, если имело место прелюбодеяние? Потому что в этом случае уже нечего сохранять, семьи как таковой не осталось. Так и здесь. Если человек непонятно зачем женился, продолжает идти на поводу своих страстей, не обращая внимания на интересы и потребности жены, детей, церковь не будет настаивать на сохранении такого брака. Общество находится в плену многих стереотипов о христианстве. Важно всегда помнить - наша религия не насаждает и не поддерживает зло.

Если человек непонятно зачем женился, продолжает идти на поводу своих страстей, не обращая внимания на интересы и потребности жены, детей, церковь не будет настаивать на сохранении такого брака.

- Ещё одна горячо обсуждаемая тема сегодня - запрет абортов. Не получится ли так, что, спасая ещё не родившуюся жизнь, сторонники законопроекта станут причиной увеличения числа смертей уже по другим причинам - женщин, решившихся на подпольные операции, матерей, избавившихся от появившегося на свет ребёнка?

- Существует набор тем, очень болезненных для общества, обсуждение которых моментально приводит к расколу. Таким является и вопрос об абортах. Но церковь не допускает в данном случае иного толкования кроме как единственно верного: искусственно прерванная беременность - это убийство. Здесь ведь важен вот какой момент - с какого момента эмбрион можно считать человеком? Прекрасно ответил вопросом на вопрос митрополит Антоний Сурожский, который сказал - а с какого момента Иисус Христос, зачатый во чреве Девы Марии, стал личностью? И всё сразу становится понятным, потому что очевидно - с той самой секунды, когда он был зачат, в Благовещение, момент снисхождения Духа Святого на Деву Марию. Кстати, во многих цивилизованных странах - например, Англии, Люксембурге, Финляндии - аборты разрешены только по медицинским показаниям, и это не привело к увеличению смертности.

Кроме того, данный вопрос тесно связан с огромным количеством других. Например, узакониванием эвтаназии. А в Бельгии не так давно разрешили детскую эвтаназию, что вовсе находится за гранью. То же самое касается однополых пар. Как это странно ни звучит, но эта тема тоже из разряда вопросов о смерти. Ведь такие союзы не могут создать жизни, а значит, несут вырождение человеческого рода.

Разруха в сердцах

- Вы возглавляете координационный центр по работе с детьми-сиротами «Детская миссия». Почему, несмотря на все усилия общественности, меньше таких малышей не становится?

- Действительно, сегодня у нас сложилась ситуация, за которую стыдно. Даже в Ветхом Завете, на страницах которого - войны, льются реки крови, совершаются геноциды, вы не найдёте ни одного упоминания какого-либо подобия сиротского учреждения.

Когда мы только начинали нашу миссию, наивно полагали, что проблема будет решена, стоит только раздать всех сегодняшних сирот в семьи. Однако не вышло. Потому что сколько бы мы ни черпали из этого резервуара, кран не закрывается. И на место ста усыновлённых детей приходят новые сто брошенных. А причина всё та же - эгоизм.

- Но в Европе-то, несмотря на их идеологию эгоцентризма и индивидуализма, «жизни для себя», такой проблемы нет. Там от детей не отказываются.

- Это так. Но наш бич - это даже не отказники, а так называемые социальные сироты. Когда живые родители, потакая своим порокам, наркотической и алкогольной зависимостям, создают в доме такую атмосферу, что ребёнку находиться там просто опасно. Алкоголик, забывающий покормить сына или дочь, тоже в конечном итоге ищет своего личного счастья. И пьянея в буквальном и переносном смысле на этом пути, топчет и собственную волю, и общечеловеческие ценности.

Всё это течёт из одного истока, имя которому - разруха. Разруха в головах и в сердцах. Именно поэтому так важно духовно-нравственное воспитание, это тот фундамент, посох, на который человек будет опираться всю свою жизнь. А ведь попавшие в сиротские учреждения дети зачастую тоже его лишены. У нас был случай - одна из взрослых уже воспитанниц принесла в детский дом свою дочь, пояснив чудовищный поступок так: «Ничего, я через это прошла, теперь пусть и она пройдёт». Не говорю уже о возвратах. Знаю мальчика, которого к его 10 годам уже три раза приёмные семьи сдавали обратно в детский дом. Можете себе представить, что творится в его душе?

Алкоголик, забывающий покормить сына или дочь, тоже в конечном итоге ищет своего личного счастья. И пьянея в буквальном и переносном смысле на этом пути, топчет и собственную волю, и общечеловеческие ценности.

Кто изменит реальность?

- Знаю, что вы считаете работу наших учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей, несовершенной. Что в ней не так?

- Объясню. Предположим, от только что появившейся на свет девочки прямо в роддоме отказались родители. Она после необходимых процедур направляется в дом ребёнка. Живёт, подрастает, делает свои первые шаги. Это её мир. Но вот малышке исполняется четыре года, и вдруг приходят незнакомые люди, собирают её вещи, берут саму за руку и, ни слова не объясняя, увозят в новое место - дошкольный дом ребёнка. Там она снова привыкает - к окружению, порядку, помещению… Однако когда ей наступает семь лет, снова приходят новые дяди и тёти и увозят кроху - на этот раз уже в интернат…

Понимаете, какой постоянный стресс испытывает ребёнок? С какой психикой он вырастет?

- А кто должен изменить систему? Государство? Общество? Депутаты?

- Да все! Все мы! Каждый может сделать свой вклад - чиновники, общественные деятели, церковь, простые граждане. Приведу ярчайший пример, прекрасно характеризующий состояние нашего общества. В одном из густозаселённых районов Петербурга существует детский дом, в котором несколько десятков ребят. Примечательно то, что все они - отказники сразу после рождения. То есть ни один из них ни единого дня не жил в семье. При этом здание учреждения со всех сторон обступили многоэтажки, в которых живут тысячи человек! Представляете? Сотни семей совершенно спокойно соседствуют с несколькими мальчиками и девочками, даже не догадывающимися, что это такое! Неужели все эти люди чёрствые и жестокосердные? Думаю, что нет. Просто они зашорены, закрыты, даже не догадываются о том, что могли бы помочь. И, вероятно, если бы взять какого-нибудь малыша и пройтись с ним по квартирам, нашлись бы те, кто усыновил его.

Поэтому надо помнить - не бывает волшебной пилюли, мгновенно изменяющей реальность. Жизнь не становится лучше по щелчку, её совершенствование требует кропотливой работы. Каждого из нас.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Георгий Крейс[mailru]
    |
    11:42
    02.06.2017
    0
    +
    -
    А почему Вы не говорите о социальных корнях в нашем государстве? В западных странах почти нет брошеных детей. Эти государства социально ориентированы, а у нас жизнь тяжела и основная масса людей бьётся, а радости нет...
Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что случилось с мемориалом погибшим над Синаем в Ленинградской области?
  2. Освободят ли многодетные семьи от транспортного налога?
  3. Какие льготы по оплате капремонта действуют в Санкт-Петербурге?

Что для вас значит правильное питание?