aif.ru counter
Ольга Сальникова 0 118

Не стать Парижем. Какие уроки должна вынести Россия из трагедий в Европе?

Несмотря на уже произошедшие трагедии, Европа до сих пор расслаблена, считает эксперт.

Теракты в Европе, инициированные как последователями ИГИЛ*, так и внутренними экстремистами из числа мигрантов, следуют в эти дни один за другим. Ни местное население, ни правоохранительные органы оказались не готовы к таким атакам.

В чём ошибки миграционной политики Евросоюза и как Санкт-Петербургу не повторить судьбу своего города-партнёра Парижа, рассказал Игорь Герасимов, доктор исторических наук, востоковед, переводчик.

«Полуевропейцы»

Ольга Сальникова, АиФ-Петербург: - Фактически все кровавые акции последних дней объединяет то, что их исполнили одиночки. Один человек управлял грузовиком и давил людей в Ницце, другой расстрелял посетителей торгового центра в Мюнхене, третий напал на пассажиров поезда с топором, четвёртый с мачете - на прохожих в небольшом городе Германии... Мир столкнулся с новым видом «кустарного терроризма»?

Игорь Герасимов: - На самом деле мы не знаем, действительно ли за этими терактами стоят психически нездоровые одиночки, как это нам преподносят европейские власти. Сейчас политически более выгодно объявить, что на людей напал сумасшедший с топором - такое может произойти в любой стране, - нежели признать, что это системная деятельность крупной террористической организации. В последнем случае политическая элита расписалась бы в своей полной беспомощности, а общество потребовало решительных действий. Поэтому, возможно, идёт манипуляция информацией.

На мой взгляд, ни полиция стран, которые подверглись атакам, ни местные жители к такому виду терроризма оказались не готовы. Несмотря на уже произошедшие трагедии в Париже и Брюсселе, Европа до сих пор расслаблена. Мои близкие вернулись в Петербург из Ниццы буквально за
5 часов до теракта и рассказали, что во время национального праздника в центре города не было фактически ни одного полицейского. Если в Санкт-Петербурге проходят «Алые паруса» или любое другое массовое мероприятие, ни один грузовик не сможет въехать на Невский проспект - все улицы блокированы ОМОНом, вдоль Невы стоят полицейские. Притом что мы не находимся в состоянии перманентного ЧП, как Франция.

- Почему чаще всего целью террористов становятся Франция и Германия? Из-за того, что эти страны принимают наибольшее число беженцев или всё же экстремисты пытаются атаковать культурные центры Европы?

- Культура тут ни при чём, технически организовать теракты проще именно в этих двух странах из-за огромного числа мигрантов и беженцев, которые там сконцентрировались.

Страны Восточной Европы сопротивляются этой волне - поляки, чехи, венгры недовольны миграционной политикой Евросоюза и стараются держать свои границы на замке. Франция же исторически принимала алжирцев, марокканцев, ливанцев, и отношения между ними и коренным населением всегда были болезненными. Знаменитый французский лозунг «свобода, равенство и братство» на деле работает только для коренного населения.

А мигранты, пусть даже и в третьем поколении, французами так и не стали. Они чувствуют своё социальное, политическое, экономическое неравенство и живут в параллельном мире.
И радикальный ислам для некоторых становится идеологической оболочкой для выражения недовольства, формой протеста. Идеологическое зерно ИГИЛ падает на благодатную почву. Поэтому не стоит удивляться, когда террористы оказываются урождёнными французами - вырастили-то их нередко как «полуевропейцев», людей «второго сорта».

«Многие террористы были «взращены» самой Европой».
«Многие террористы были «взращены» самой Европой». Фото: www.globallookpress.com

В Германии сильна турецкая община, и туркам удалось удачно интегрироваться в немецкое общество, однако когда пошла волна беженцев с Ближнего Востока, «сломалась» и эта страна. Европейцы не успевают адаптировать мигрантов: обучить языку, местным традициям, обеспечить работой. Люди вынуждены жить в полуживотном состоянии в этих диких лагерях, которые порой организованы на территориях бывших тюрем.

Не исключаю, что вместе с потоком беженцев в Евросоюз попали и боевики ИГИЛ, но многие террористы были «взращены» самой Европой.

Остановить волну насилия можно, только наладив мир на Ближнем Востоке и взяв миграционную политику под полный контроль - при участии полиции, таможни, психологов и даже местных жителей. При этом сократив число въезжающих и детально проверяя биографию каждого. Но этого европейцам не позволят «принципы демократии», а также политические игры Запада, в которые они ввязались.

Наши границы закрыты

- Санкт-Петербург всегда считался мультикультурным толерантным городом. Видите ли вы здесь нарастание антимусульманских настроений, как это происходит, например, в соседней Финляндии и других странах Европы?

- Финляндия оказалась совершенно не готова к принятию беженцев. Эта страна исторически не имела большого опыта совместного проживания с мусульманами и сейчас находится в полной растерянности от чуждой им культуры. Пытаясь закрыть свои границы, в том числе и от беженцев, следующих транзитом через нашу страну. Националистические настроения в Суоми действительно растут. В России же опыт сосуществования христиан и мусульман очень богатый, а Санкт-Петербург всегда считался межнациональным центром страны. У нас и сейчас живут миллион мусульман и учатся тысячи студентов из арабских стран.

Я вижу, что, несмотря на весь поток негативной информации, здравый смысл у петербуржцев торжествует. Мы всё же с детства получили «прививку толерантности», приучены интересоваться культурой других народов, уважать чужую религию и пока остаёмся верны своим традициям. Поэтому Курбан-байрам для петербуржца - обычный праздник, а финну он может показаться диким обычаем. Мне кажется, нашли мы общий язык и с приезжими из Средней Азии, большинство из которых, кстати, платёжеспособные люди, уже купившие себе квартиры в Северной столице.

С другой стороны, у нас терпение населения никто так сильно не испытывает - границы на замке, миграционные службы работают чётко, нарушителей незамедлительно высылают из страны. В этом смысле европейским спецслужбам есть чему у нас поучиться.

Однако и мы должны извлечь уроки из «европейской трагедии» и не устраивать в городе гетто из мигрантов, превращая их в «недопетербуржцев».

Манипуляции с Кораном

- Однако нас обвинили в нетолерантности, когда горожане выступили против присвоения новому мосту имени Ахмата Кадырова. Редкие сторонники решения считают, что это могло бы сблизить мусульман и христиан в городе…

- Я тоже не вижу смысла в этом названии, и национальный вопрос тут роли не играет. Иначе бы у нас не было переулка Джамбула, памятников Мусе Джалилю, Габдулле Тукаю, Атаулле Баязитову…

Так сложилось исторически, что в Северной столице улицам и городским объектам дают имена людей, которые здесь жили, творили и что-то сделали для города. При всём моём уважении, с Петербургом Ахмат Кадыров никак не связан. Ничуть не меньше петербуржцы бы возмущались, если бы завтра власти предложили организовать в городе улицу Линкольна или Шарля де Голля.

«Деятельность ИГИЛ не имеет отношения к исламской религии»
«Вербовка ИГИЛ не имеет отношения к исламской религии». Фото: www.globallookpress.com

- На днях имам одной из московских мечетей был задержан по подозрению в причастности к террористической деятельности, дома у него нашли экстремистскую литературу. Какова вероятность, что экстремистские идеи в двух столицах могут распространяться через официальных духовных лиц?

- Если говорить о Санкт-Петербурге - такая вероятность минимальна, вербовка если идёт, то в подпольных организациях.

В Москве ситуация несколько сложнее, там и население мусульманское более разрозненное, и город масштабнее.

Сегодня в Санкт-Петербурге работают две мечети, имамы которых адекватные люди, прекрасно понимающие опасность любого экстремизма. Наш главный муфтий Равиль Панчеев - петербуржец, человек с превосходным образованием, великолепный арабист, на лекциях и проповедях которого мне удалось побывать. Всё время людей призывают к милосердию, любви к ближнему, единству.

Да, для вербовки и манипуляции сознанием сторонники ИГИЛ используют цитаты из Корана, делая акцент только на экстремизме и насилии. Но к исламской религии это никакого отношения не имеет. В Библии тоже есть фразы, которые можно интерпретировать для оправдания насилия, как это делали в ходе истории инициаторы крестовых походов.

*ИГИЛ - экстремистская организация, деятельность которой запрещена на территории РФ. 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что произошло на заводе «Авангард» под Петербургом?
  2. Когда откроют съезд с КАД?
  3. Эпидемия гриппа началась?

Как вы будете искать аптеку в незнакомом районе?