«Порывистые проявления безумия». Как Павел I искоренял вольнодумство

Фигура Павла I, несмотря на краткий срок его правления, служит предметом бесконечных исторических споров. Одна из причин такого внимания – число странных законов, которые он успел издать. SPB.AIF.RU вспоминает самые эксцентричные из них.

Потомкам император Павел I представляется не иначе как «бедный, бедный Павел» - жертва коварного заговора, чья жизнь оборвалась в самом расцвете, едва он успел взойти на престол. Действительно, правил он всего лишь четыре с небольшим года. Однако сделать успел немало и зарекомендовал себя как жесткий правитель, новатор и вместе с тем консерватор.

Его стремление изменить согласно своей воле даже самые мелкие детали быта своих подданных порой граничило с ненормальной педантичностью или и вовсе паранойей – император был способен разглядеть признаки вольнодумства даже в неугодном ему фасоне париков.

Эта его особенность породила немало причудливых указов и запретов, самые странные из них SPB.AIF.RU вспоминает в день рождения монарха.  

Всем встать во фрунт

На престол Павел I взошел уже в солидном возрасте – в 43 года. До этого, по данным историков, он рос и жил в благополучной и мирной (насколько это возможно пронизанном политикой дворцовом быту) обстановке. В детстве его воспитанием занималась Елизавета Петровна. В юности он был в ровных отношениях с матерью – Екатериной II, которые с годами, правда, они испортились. 

Тем не менее, почти сразу после коронации в 1797 году стало ясно, что подданным придется с ним непросто. Казалось, что целью его было делать все не так, как Екатерина II, и предать забвению плоды ее 34-летнего правления. Поквитался с матерью он уже в день коронации, приняв новый закон о престолонаследии, который вплоть до 1917 года лишил женщин возможности управлять государством.

Затем он занялся милитаризацией жизни двора и всей столицы – сказалось юношеское увлечение военным делом, которое прежде он реализовал, содержа собственную «Гатчинскую армию». Поклонник прусской армии, император и в гражданских сферах жизни начал насаждать ее принципы: единоличный контроль, исполнительность подчиненных и подавление инициативы со стороны. Военные реформы Павла, в частности, установили личную уголовную ответственность офицеров за жизнь и здоровье их солдат. Офицерам запретили влезать в долги под страхом ареста, всем военнослужащим серьезно сократили предельное количество отпускных дней в году, солдатам же разрешили жаловаться на своих командиров.

Итогом стало то, что в заговоре против царя не последнюю роль сыграли начальники полков императорской гвардии.

Цензура для всех

Желание видеть во всем по-прусски строгий порядок далеко завело императора. Опасаясь, как бы подданные не заразились тлетворными идеями Великой Французской революции, император в 1800 году запретил ввозить в Россию иностранные книги и отправлять юношей за рубеж для получения образования. Все частные типографии были закрыты, а среди авторов конфискованных на таможне книг встречались имена Шиллера, Канта и Гете.

По тем же причинам Павел не одобрял французской моды в одежде подданных. 20 января 1798 года он подписал указ, в котором запретил носить круглые шляпы, длинные панталоны, туфли с бантами и сапоги с отворотами: «Позволяется иметь немецкое платье одним стоящим воротником шириною не менее как в 3/4, вершка, обшлага же иметь того цвета, как и воротники, не носить башмаков с лентами, а иметь оные с пряжками; также - сапогов, ботинками именуемых. (...) Не увертывать шеи безмерно платками, галстуками или косынками, а повязывать оные приличным образом без излишней толстоты». Запрет этот пришлось принять всерьез – две сотни драгун на улицах Петербурга ловили одетых не по уставу прохожих, разрывали на них одежду и отбирали обувь.

Этого императору показалось мало, и месяц спустя, избавившись от частных типографий, он приказал вычеркнуть из словарей связанные с «вольнодумством» слова: «гражданин», «клуб», «общество», «совет», «представители». 

Танцы и прически

На мнение императора никто не мог повлиять. Однажды попытавшись возразить ему по поводу какого-то сумасбродного указа, подданные услышали: «Здесь ваш закон!» - государь выкрикнул это, ударив себя в грудь.

Расцвет причудливой борьбы со свободомыслием пришелся на 1799 год. Достаточно лишь привести перечень указов, чтобы стало ясно, какие странные обороты принимала иногда мысль государя. 18 февраля запрещено было танцевать вальс. 2 апреля – «запрещение иметь тупей, на лоб опущенный», иными словами – челку. 6 мая дамы лишились права «носить через плечо разноцветные ленты наподобие кавалерских». 7 июня всем поголовно было запрещено носить бакенбарды, а 12 августа в запретный список отправились и большие широкие букли.

28 сентября Павел I приказал, «чтоб кучера и форейторы, ехавши, не кричали», и в тот же день по одному ему известным причинам издал запрет на ношение «синих женских сюртуков с кроеным воротником и белой юбкой». В среднем император подписывал 42 законопроекта в месяц – в три раза больше, чем главный российский новатор Петр I.

Один из мемуаристов императора писал: «Невольно удивляешься огромному числу указов, узаконений, распоряжений в короткое царствование Павла; но это была ломка всего екатерининского, порывистые проявления безумия и своеволия - работа страшная и непрестанная! Граф Блудов рассказывал со слов очевидца о князе Безбородко, что, получив от Павла в одно утро три противоречивых указания по тому же предмету, он сказал: «Бедная Россия! Впрочем, ее станет еще на 60 лет».

Павел I и Мария Федоровна с сыновьями Константином и Александром. Фото: Public Domain

«Император поврежден»

Эксцентричное поведение Павла, его увлечение мистикой и идеями рыцарства, эгоизм и деспотичность снискали ему очень противоречивую репутацию.

Пожалуй, самый точный образ нашел Наполеон Бонапарт, назвавший царя «русский Дон Кихот» - очевидно, за сочетание в нем упорства, романтичности и благородства со смешным и нелепым сумасбродством. К тому же времени относится оставшаяся в архивах анонимная эпиграмма:

Нет, Павлуша, не тягайся
Ты за Фридрихом Вторым:
Как ты хочешь умудряйся -
Дон-Кихот лишь перед ним.
 

А Герцен, оценивая итоги краткого правления императора, с желчью говорил: «Павел I явил собой отвратительное и смехотворное зрелище коронованного Дон-Кихота». Многие современники, впрочем, были более жестки в своих характеристиках русского царя. Известный собеседник Екатерины барон Гримм павловское правление в одном из писем называл «songe funeste» - «дьявольским бредом».

Ему вторил датский посланник Розенкранц: «Полная неуверенность. Возможность быть высланным как бродяга. (...) Двор, где слепой случай, каприз суверена делают невозможным что-нибудь рассказать». Британский посол Витворт утверждал, что «император поврежден», а сардинский посол Бальбо называл период его правления «настоящим сумасшествием царя». Карамзин тоже не скупится на критику, объявляя Павла тираном, «лишившим награду прелести, а наказание – стыда».

Разумеется, по странным и нелепым запретам нельзя оценивать правление императора. Помимо этого он совершил ряд по-настоящему дельных перемен в армии, экономике и социальном положении крестьян. Однако исторические свидетельства говорят о том, что все четыре года его правления жизнь в России напоминала сидение на пороховой бочке – в конце концов, пусть ненадолго, но ему удалось сосредоточить управление страной на собственных убеждениях и прихотях.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Astur
    |
    03:21
    02.10.2015
    0
    +
    -
    Почитаеш указы Павла и понимаеш что в России за 200 лет ничего не изменилось.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Из чего состоит соль?
  2. Можно ли красить ногти перед родами?
  3. У «Балтийской» появится второй выход?

Как вы будете искать аптеку в незнакомом районе?