Мария Соколова 0 3103

Проклятье страстью. Как учредитель Смольного преследовал 17-летнюю арфистку

14 февраля 1704 года в Стокгольме родился Иван Иванович Бецкой, личный секретарь императрицы Екатерины II . SPB.AIF.RU вспоминает последнюю любовь видного деятеля русского Просвящения.

Когда Бецкому шел восьмой десяток, он имел неосторожность влюбиться в 17-летнюю арфистку.
Когда Бецкому шел восьмой десяток, он имел неосторожность влюбиться в 17-летнюю арфистку. © / Public Domain

«Если никто не любил меня более Ивана Ивановича, зато никто не сделал мне столько зла как он», - писала в воспоминаниях Глафира Алымова, фрейлина Екатерины II, о своем покровителе, видном деятеле эпохи Просвещения Иване Бецком. 

Один из самых образованных людей в государстве, возглавлявший Императорскую Академию художеств, потерял голову от красоты 17-летней выпускницы Смольного института. Не стесняясь пересудов в свете, он стал добиваться от невинной девушки взаимной симпатии. При этом уважаемому мужу в то время шел уже восьмой десяток лет.

В день рождения Ивана Ивановича Бецкого, известного инициатора создания  «общества благородных девиц» и Воспитательных домов в России, SPB.AIF.RU вспоминает удивительную историю его страсти, которая чуть не свела старика в могилу.

Личный секретарь императрицы

Во времена правления Екатерины II Иван Иванович Бецкой слыл одним из самых образованных и влиятельных государственных деятелей. Он был внебрачным сыном последнего в русской истории боярина – Ивана Юрьевича Трубецкого, соратника Петра I. Когда Екатерина II пришла к власти, она приблизила Бецкого к себе, оценив его блестящее образование, полученное за границей.

Взгляды Бецкого на методы воспитания были прогрессивны для своего времени.
Взгляды Бецкого на методы воспитания были прогрессивны для своего времени. Фото: Public Domain

Несмотря на то, что он стал личным секретарем императрицы, Иван Иванович не вмешивался в политические дела и старался обходить стороной дворцовые интриги. Сферой его интересов было воспитание и образование подрастающего поколения, идея появления «новой породы людей», которым с детства прививали опрятность, трудолюбие, учтивость и сострадание к ближнему.

Историки ему приписывают составление плана, по которому в 1763 году был издан манифест об учреждении московского Воспитательного дома. В 1770 году по его образцу было открыто заведение и в Петербурге. Кроме того, по проекту Бецкого в Петербурге было открыто «воспитательное общество благородных девиц», которое впоследствии стало Смольным институтом.

Пользуясь доверием императрицы, Бецкой фактически сосредоточил в своих руках управление всеми учебными и воспитательными заведениями. При этом, получая щедрые подарки от Екатерины II, Иван Иванович тратил значительную часть на благотворительность.

Образ мудрого учителя, воспитателя юных душ несколько подпортила история, которая произошла с государственным деятелем уже на склоне лет. Когда ему шел восьмой десяток, он имел неосторожность влюбиться. Объектом его чувств стала 17-летняя смолянка Глафира Алымова. 

Юная арфистка

Дочь полковника Ивана Акинфиевича Алымова попала в число девочек, первых зачисленных в Смольный институт. 11 лет за воспитанием смолянок пристально следили просвещенная императрица и ее сподвижник. По воспоминаниям историков, «Алимушка» всегда выделялась из числа других девочек. Ее веселый нрав и веселость, которой «можно было выманивать монахинь из келий» очень нравились Екатерине. Кроме того, девушка замечательно играла на арфе.

Портрет является одним из семи портретов цикла «Смолянки», созданного Д.Г. Левицким в 1772–1776 годах.
Портрет является одним из семи портретов цикла «Смолянки», созданного Д.Г. Левицким в 1772–1776 годах. Фото: Public Domain

Не спускал с «юного цветка» глаз и куратор Смольного Иван Бецкой. Еще когда девочка получала образование в институте, он в шутку спрашивал ее: «Кем Вы меня хотите видеть — мужем или отцом?». Когда же Глафира подросла, он решил ее «удочерить» перед светом и, заявив, что берет ее к себе на попечение, увез к себе домой. 

В своих мемуарах Алымова так описывала это события: «Вскоре г-н Б. перестал скрывать свои чувства ко мне, и во всеуслышание объявил, что я его любимейшее дитя, что он берет меня на своё попечение и торжественно поклялся в этом моей матери, затеплив лампаду перед образом Спасителя».

Однако, поведение благодетеля все меньше напоминало родственные чувства. Пожилой мужчина страшно ревновал Глафиру. При этом он не делал ей предложения.

«Страсть его дошла до крайних пределов и не была ни для кого тайною, хотя он скрывал её под видом отцовской нежности. Я и не подозревала этого. В 75 лет он краснел, признаваясь, что жить без меня не может. Ему казалось весьма естественным, чтобы 18-летняя девушка, не имеющая понятия о любви, отдалась человеку, который пользуется ее расположением. Рассуждал он правильно, но ошибался в способах достигнуть своей цели», - вспоминала она.

Ржевский был на 20 лет старше своей невесты.
Ржевский был на 20 лет старше своей невесты. Фото: Public Domain

В тот момент вниманием девушки завладел другой влиятельный жених -  вице-директор Петербургской Академии Наук, сенатор Алексей Ржевский. Известный поэт и масон овдовел несколько лет назад и решил попытать счастья в семейной жизни еще раз. Несмотря на разницу в возрасте (он на 20 лет был старше Алимовой), арфистка ответила ему взаимностью и дала согласие на предложение.

Но, даже зная о скорой свадьбе, Бецкой не желал выпускать любимицу из гнезда. Он всячески пытался расстроить этот союз, рисуя перед Глафирой ужасы будущей семейной жизни, и подстрекая ее расстроить помолвку.

Когда, казалось бы, все методы были испробованы, Бецкой предложил молодоженам жить в своем доме.

«Он унижался до мольбы передо мной, представляя необходимым, для нашей репутации, чтобы мы хотя на несколько месяцев поселились в доме, который он устроил для нас. Я окончательно уговорила Ржевскаго согласиться», - писала воспитанница.

Но, когда после свадьбы молодожены стали жить вместе, стало ясно, что козням Бецкого не будет конца. Чтобы спастись от постоянного давления, Ржевские решили уехать в Москву. Это событие так поразило старика, что на нервной почве его разбил паралич.

После удара он не смог оправиться и отошел от многих дел. 10 сентября 1795 года в возрасте 91 года он скончался. Его похоронили в Александро-Невской лавре, где надгробный камень украсили медальоны с изображением медали «За любовь к отечеству».

После бегства Глафиры Бецкого сразил удар.
После бегства Глафиры Бецкого сразил удар. Фото: Commons.wikimedia.org

Новый мезальянс

Что же касается жизни Глафиры, то в браке с Ржевским она родила пятерых детей. После смерти супруга, ее сердце не охладело. Более того, когда ей было около 50 лет, фрейлина полюбила простолюдина, моложе ее на 20 лет. 

Русский дипломат Яков Булгаков писал в те годы: «Глафира Ивановна Ржевская, жена умершего сенатора, образец девиц воспитанных в монастыре, на которой хотел жениться Бецкой, пример жен добродетельных, гордая, умная, строгая мать, имеющая уже внучат и около 50-ти лет, влюбилась в моторыгу, провиантского капитана, потерявшего место и находящегося даже теперь под судом, и за него вышла».

Чтобы узаконить этот мезальянс, она даже добилась аудиенции у Александра I, который сказал, что такая уважаемая дама «имеете полное право располагать собою».

Избраннику Глафиры – учителю французского языка Ипполиту Маскле – император пожалова дворянство и пост русского консула в Ницце.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как идет исполнение бюджета Петербурга?
  2. Как выбрать вкусный арбуз?
  3. Где в Петербурге можно легально погулять по крыше?