aif.ru counter
Надежда Плахова 0 128

Разноцветные платья под пулями. Блокадные дни Анна Амосова из Ангарска

Анна Амосова обладает уникальной памятью. Декларирует наизусть стихи Ольги Берггольц, не путается в именах, событиях и географических названиях.

Яна Хватова / АиФ

Всю жизнь она придерживается правила, которое усвоила ещё в блокаду: каждого вошедшего в дом гостя нужно накормить. Потому что хорошо помнит, каким страшным был голод в холодном Ленинграде. 

Закрывались от пуль лопатами

Июнь 1941 года был очень тёплым. 16-летняя Аня Птичникова (девичья фамилия - Прим. авт.) часто гуляла с подругами по парку родного Ораниенбаума, любовалась белыми ночами и строила планы на будущее. 20 июня она отправилась на выходные к тёте в Ленинград. Там-то по радио она и услышала новость о начале войны. Первая реакция на это была: отправиться сандружинницей на фронт. 

- Сначала в военкомате мне вежливо отказали, во второй визит крепко отругали, а во время третьей встречи объяснили, что для этой работы нужны крепкие ребята. Я же была слишком маленькая и тоненькая девчонка, которой не под силу выносить из-под пуль раненых солдат, - вспоминает Анна Ивановна. 

Из шести её одноклассников, ушедших в народное ополчение, ни один живым не вернулся… А её, выходит, тот военком уберёг. Но дело для школьницы всё же нашли - отправили копать противотанковые рвы, научили устанавливать «ежи». 

- Мужчины ушли воевать, траншеи рыли одни женщины. Бывало, посмотришь вокруг - то тут, то там разноцветные платья и яркие косынки. Такая картина вселяла уверенность - мы выстоим, победим врага! - рассказывает ангарчанка. 

Во время же налётов немецких самолётов все быстро прыгали в канавы, а головы защищали от пуль и осколков лопатами. После обстрела на землю сыпались листовки, текст которых призывал сдаться. В одной из них было написано, что на 7 ноября уже запланирован приём в честь победы фашистов в одном из ресторанов Ленинграда. Но вражеским планам не суждено было сбыться.

Трудилась Анна и на железной дороге. Немцы старались громить стальную магистраль, а ремонтные рабочие, в число которых входила и школьница, бесконечно латали «железку». 

- Помню, как ворочали 40-килограммовые рельсы и шпалы, забивали специальные костыли, а зимой вдобавок к этому расчищали выпавший снег, который мешал проезду составов, - говорит Анна Ивановна.

Работали в блокаду почти круглосуточно. Ночью дежурили на улицах, после бомбёжек тушили пожары, а потом спешили на помощь раненым в госпитали.Отдохнуть не получалось даже дома в Ораниенбауме. Анна Ивановна помнит, как в огороде установили зенитное орудие. И в лютые холода бойцы шли согреваться в их дом. Для них всегда стоял наготове горячий самовар.  Послушать рассказы с фронта прибегала местная детвора. Солдаты делились с ними хлебом и сахарными крошками. 

- Мальчишки лезли на колени к бойцам. Мерили их одежду, фуражки. Один - Стёпка - отличался от всех. Он приходил из Петергофа. Забивался в угол и сидел там тихонечко, были видны только его большие глаза, - делится воспоминаниями Анна Амосова. 

Отца нашей героини на фронт не взяли из-за проблем со зрением. Как-то в один из зимних вечеров он не вернулся. За окном начиналась метель, и родные пошли его искать. Нашли отца в сугробе около дома. 

- Когда мужчина пошевелился, обрадовались - живой! Но он сильно переживал, что не смог довезти до кладбища санки с двумя умершими от голода детьми. Выбился из сил. Уже наутро мы стали помогать отцу. И увидели, что на санках тех лежали тела петергофского Стёпки и его сестры.

Долгий путь к свободе

Зимой 1942-го по льду Финского залива проложили малую Дорогу жизни. Она связала Ораниенбаум с Ленинградом. В конце марта, спустя почти 300 дней блокады, Анна вместе с отцом, мамой и младшим братом Сашкой были эвакуированы. 

Женщина до сих пор помнит, какой тяжёлой была дорога на Большую землю. Шофёры аккуратно двигались по льду. Ехали с открытыми дверьми и котелками над головой. Уже в пути Аня увидела, как он гремел и бил по голове водителю, не давая ему, уставшему, уснуть за рулём.

Семью Птичниковых привезли с другими блокадниками к поезду. Предстояла долгая дорога до станции Усолье-Сибирское. Сегодня путь до этого города на поезде занимает максимум пять дней. А в 1942-м добирались почти 30 суток. В памяти сохранилось, что на каждом полустанке из вагонов выносили умерших.

- На одной станции прямо около вокзала был сельхозрынок, - рассказывает Анна Амосова. - Там сельчане продавали молоко. За него голодные блокадники рассчитывались последними вещами. 
Жадные до еды молоко выпивали тут же. И желудки мгновенно отреагировали - в составе сначала пошла эпидемия кровавой диареи, а потом и тифа. В итоге в Красноярске с поезда сняли практически половину пассажиров. Птичниковы чудом не заболели и доехали до конечного пункта.

Навыки жизни в деревне

Со станции Усолье их направили в деревню Тальяны. Скидку на испытания и отсутствие опыта жизни в деревне никто не делал. Пришлось многому учиться. Труднее всего давалась работа на лесоповале.

Фото: АиФ

- Из одежды на нас были только лохмотья. А ведь в апреле в сибирских лесах ещё лежал снег. И вот мы с моей подружкой Женькой, прорывая снежные преграды, двуручной пилой валили лес. Пару раз нас чуть не придавило деревьями, потом научились просчитывать, куда упадёт ствол, - рассказывает Амосова. 

Кормили в Сибири гораздо лучше. На один день выдавали 300 граммов хлеба и целую миску горячей «болтушки» с самодельной лапшой. Только она быстро заканчивалась, поэтому надо было первыми занимать очередь за едой.

Грамотных людей в войну в деревнях было немного. Поэтому работу после неё ленинградская школьница нашла быстро. Сначала отправилась в экспедицию, а после неё выучилась на бухгалтера. 

Замуж вышла за простого деревенского парня. С ним воспитала сыновей. На пенсию ушла с должности старшего бухгалтера.

Несколько лет назад дети и внуки уговорили Анну Ивановну переехать к ним в город нефтехимиков Ангарск. Он находится в 150 километрах от ставших родными Тальян.

Несмотря на преклонный возраст, Анна Амосова до сих пор не любит сидеть без дела: каждое лето проводит на грядках, а в холодные месяцы вяжет и учится новому в клубе «Калейдоскоп».

- Не поверите, но под старость лет я научилась рисовать. Раньше даже не знала, как это - накладывать свет и тени, а теперь с удовольствием творю, - радуется блокадница. 

Новое увлечение помогло ей восстановиться после инсульта. Рисуя, Анна Ивановна вернула двигательную активность пальцам.

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Можно ли вписать ребёнка в загранпаспорт?
  2. Ругались ли цари матом?
  3. Когда на Землю упадёт астероид?

Сделали ли вы прививку от кори?