aif.ru counter
Ольга Сальникова 0 468

Святой Михаил. Священника в Ленинграде расстреляли как «врага народа»

С приходом к власти большевиков священнослужители исчезали один за другим.

16 июля 2005 года был канонизирован и причислен к лику святых как Михаил Петроградский.
16 июля 2005 года был канонизирован и причислен к лику святых как Михаил Петроградский. © / Коллаж АиФ

Протоиерея Михаила Чельцова приговаривали к смерти дважды. В 1922 году, после сорока дней, проведённых в камере смертника на Шпалерной, расстрел заменили на 5 лет тюрьмы. В январе 1931-го протоиерея вновь приговорили к высшей мере наказания. Расстреляли в Рождественскую ночь.

Дом № 14 по 2-й Красноармейской улице (2-й роте Измайловского полка), где жил отец Михаил с женой и семью детьми, стал его последним адресом. На днях там появилась памятная табличка.

Арестанты в рясах

Михаил Павлович Чельцов родился под Рязанью, учился в Рязанской семинарии, потом - в Казанской духовной академии, преподавал в Калуге. В 1898 году переехал в Петербург, где после революции служил настоятелем Троицкого Измайловского собора, а с 1924 года и до последнего ареста - церкви Воскресения Христова (Михаила Архангела) в Малой Коломне. Отца Михаила в городе знали все, на его лекции ходили даже атеисты.

Однако с приходом к власти большевиков священнослужители исчезали один за другим. Их обвиняли в пособничестве царскому режиму, противодействии изъятию церковных ценностей, вражде к большевикам и народу… Распространялись слухи, что с разрешения попов на колокольнях церквей были поставлены пулемёты, из которых стреляли в народ. Хотя орудия могли быть только на Исаакиевском соборе, где, по разговорам, их установили ещё до революции для защиты города от немцев во время Первой мировой.

С 1918 года Михаила Павловича арестовывали шесть раз!

Мемориальная табличка.
Мемориальная табличка. Фото: Фонд "Последний адрес"

Своё состояние ожидания расстрела после первого смертного приговора он описал в книге «Воспоминания «смертника» о пережитом».

«Большевики первым делом в своё владычествование на Руси позакрывали домовые церкви, изгнали из учреждений духовенство, - в том числе и из тюрем… Изгнали из тюрем в одну дверь, впустили в другую. Пусть священник теперь входил в неё в положении арестанта. Это было даже лучше… Он, страдающий наряду с другими, поистине мог лучше сострадать», - пишет священник.

С 10 июня по 5 июля 1922 года в городе шёл громкий процесс над «церковниками» во главе с митрополитом Вениамином.

Судили около ста человек по делу о «сопротивлении изъятию церковных ценностей» в пользу голодающих Поволжья. Десять приговорили к расстрелу, среди них настоятели самых крупных соборов и Михаил Чельцов - председатель Петроградского Епархиального совета.

«Вот и моя фамилия, и после неё непосредственно - громким и повышенным голосом - Якобченко (председатель трибунала) возглашает: «Расстрелять, а имущество конфисковать!»...

На меня эти грязные слова о расстреле не произвели ошеломляющего действия; что-то тёмное наволоклось мне на глаза, в сознании была одна только мысль, что домой не пойду и что-то будет с моей семьёй…

Как только закончилось чтение приговора, раздались многочисленные, дружные, громкие рукоплескания, как оказалось, студентов Зиновьевского университета. Досадно за них…

Я быстро прощаюсь с Павлушей (старший сын. - Ред.), крепко целуемся. Он меня ещё раз просит не беспокоиться за маму и за детишек, беречь себя и громко кричит вслед мне, уже убегающему: «Прощай, дорогой папочка!». Я не отвечаю ничего, из глаз текут слёзы...

Повели нас в наши камеры, стали обыскивать... У меня с брюк сняли верёвочку, и я должен был руками поддерживать их, чтобы не упали».

Отменили смерть

40 дней провёл отец Михаил в камере смертника на Шпалерной.

«Я со слов многих знал, что расстреливают по ночам: зимой с вечера, а летом - на утренней заре. Ночи в июле были коротки, и это было большим благом. Ложиться я старался позже: если с вечера оставили на койке, значит, утром не расстреляют. Зато с вечера, бывало, прислушиваешься ко всякому гудку мотора, к шагам в коридоре, к звяканию ключами в дверях соседних камер. Однажды я уже лёг и почти задремал. Вдруг слышу звякание ключа в замке моей камерной двери. Зачем её отпирают в такой поздний час? Ответ мог быть только один и самый печальный. Я привстал, перекрестился и приготовился идти. На душе было как-то совсем спокойно; какая-то решимость овладела мной. Дверь отворилась, но быстро же и захлопнулась, и я услышал только слова: «Извините, мы ошиблись...».

Была тревога не из-за боязни смерти, а от тяжёлого сознания смерти от расстрела, быть может, при предварительных издевательствах и глумлениях…

Тем не менее я всё более сживался с мыслью о предстоящей мне смерти и стал окончательно себя готовить к ней. Дней за пять до выхода из особого яруса я заставил себя прочитать «Отходную»… Когда было объявлено мне постановление московского ВЦИКа о замене расстрела пятью годами тюрьмы, то явилось как бы даже недовольство и разочарование: вот-де, готовился к смерти, и её отменили».

Записи отца Михаила чудом уцелели в блокадном Ленинграде, где бумага для растопки печей была на вес золота. Сундук с письмами, серебряным крестом, одеяниями священника, который семья оставила при эвакуации, никто не тронул.

Отречься от отца

Отец Михаил прожил на свободе ещё семь лет. Его расстреляли в ночь на Рождество - 7 января 1931 года по сфабрикованному НКВД делу графини Екатерины Зарнекау, последней уцелевшей представительницы дома Романовых в Ленинграде. Самой графине от расправы большевиков удалось бежать за границу, а всех, кто её когда-либо знал, арестовали. Всего 40 человек: священники, офицеры, нэпманы и даже певшие у неё на квартире цыгане. Попал под арест и отец Михаил, который видел графиню два раза в жизни у её духовника. Наряду с другими Михаила Павловича обвинили в том, что он был активным участником контрреволюционной группировки, получал деньги от зарубежных монархистов, вёл антисоветскую агитацию.

10 человек, в том числе трое священников, были приговорены «к высшей мере социальной защиты - расстрелу».

Когда жена отца Михаила Анна Фёдоровна в очередной раз принесла передачу на Шпалерку, ей спокойно сказали: ваш муж расстрелян…

Сохранились воспоминания очевидца о последних минутах жизни священника: когда его вели на расстрел, он пел тропари Рождеству Христову.

Копия предписания о приведении приговора в исполнение есть у внука, Анатолия Чельцова, которую он получил из рассекреченных архивов в 1988 году. Подписи палачей специально обрезали, но их имена известны: комендант Матвеев нажал на курок, полномочный представитель ОГПУ в ЛВО Медведь дал соответствующее предписание, комсомолец Коля Фадеев (сын истопника дома, где жил священник) стоял в охране во время расстрела.

Дело отца трагически сказалось и на судьбе четырёх его сыновей.

6 раз арестовывали священника.
6 раз арестовывали священника. Архивное фото

Старший Павел вместе с отцом был арестован в 1922 году, оправдан, но объявлен «социально опасным». Погиб в 1943 году на фронте. Василия исключили из Ленинградского химико-технологического института как «сына служителя культа», он прошёл всю войну. Среднего Семёна арестовали в 1938-м, требовали, чтобы публично отрёкся от отца. Получив отказ, приговорили к 10 годам лагерей, через 4 года он погиб на лесоповале в Архангельской области. В 1945 году арестован и приговорён к 15 годам младший сын Георгий, из которых отсидел 10 лет.

В 1988 году военная прокуратура Ленинграда, изучив материалы уголовного дела, пришла к выводу, что никакой контрреволюционной монархической организации, возглавляемой Зарнекау, не было. Михаил Чельцов реабилитирован посмертно. 16 июля 2005 года он был канонизирован Русской православной церковью как новомученик и причислен к лику святых как Михаил Петроградский.

Место захоронения священника до сих пор неизвестно.

В Санкт-Петербурге его поминают у Поклонного креста, установленного на месте разрушенной большевиками церкви (площадь Кулибина) - последнего места службы отца Михаила. 

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как перенести приём к врачу?
  2. Когда «Ласточка» поедет в Карелию?
  3. Где провести Новый год?

Где вы будете встречать Новый год?