Мария Соколова 0 5187

«Вселенский театр». Радзинский о революции, Распутине и предсказаниях

Известный писатель, драматург Эдвард Радзинский считает, что Российская империя много лет шла к революции, и отречение Николая II было неизбежным.

Эдвард Радзинский: «Одно из достижений  современных политтехнологов – заставить страну обсуждать не революцию, а Матильду Кшесинскую и ее отношения с Николаем».
Эдвард Радзинский: «Одно из достижений современных политтехнологов – заставить страну обсуждать не революцию, а Матильду Кшесинскую и ее отношения с Николаем». © / Мария Соколова / АиФ

В год 100-летия революции историки анализируют события вековой давности, строя догадки, как могла развиваться страна, не приди к власти большевики. Автор книг по истории России, ставших мировыми бестселлерами, Эдвард Радзинский посетил Петербург, чтобы рассказать о трагедии тех дней, роли главных исторических личностей и неминуемости тех или иных событий, содрогнувших страну в начале XX века.

О главном «революционере»

- Революция – это вселенский театр. Здесь вчерашний адвокат ведет на штурм, вчерашний художник руководит армиями, а ничтожество становится у власти. Многие слышали формулу, что «революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются ею мерзавцы». Но здесь мудро опущено упоминание главного революционера. Революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики и … власть! Главным революционером, как писал великий князь Александр Михайлович несчастному Николаю II, у нас является правительство, которое делает все, чтобы она состоялась. 

Во время уже Февральских событий в Москве на лобном месте как-то собралась огромная группа слепых нищих. Они пели песни Смутного времени... В стране в то время только слепые понимали, что будет.

Самая умелая в добывании денег, самая хитрая, приспособленная годами жить нелегально, русская буржуазия была всегда отделена от власти. Получив эту власть, она не знала, что с ней делать. Троцкий замечательно сказал: после революции у нас не двоевластие, у нас двоебезвластие. Все занялись нормальной вещью: скупали дворцы, занялись деньгами, а надо было заниматься страной. У страны, к ужасу, оказалась бездарная элита.

Эдвард Радзинский: « У страны, к ужасу, оказалась бездарная элита». Фото: АиФ/ Мария Соколова

О неизбежности отречения Николая II

- Николай II понимал, что происходит. Атмосфера в стране была соответствующая. Даже глава монархистов Владимир Пуришкевич, выступая в Думе, говорил: нити от министров находятся в руках Распутина и царицы Александры Федоровны, которая «осталась немкой на русском престоле, чуждая стране и народу». А что говорил Александр Гучков и Павел Милюков? Слово «измена» ходило по всей армии. Царь отлично понимал, что у него два выхода  - или царица, или отречение от престола. Другого выхода не было. Его называли «сумасшедший шофер, который ведет страну в пропасть»… Потом будет сказано, что великие князья ждали, что Дума инициирует действия, а Дума ждала нормального династического переворота.  Поэтому рано или поздно, но отречение должно было состояться.

О роли Матильды Кшесинской

- Одно из достижений  современного политтехнолога – заставить страну обсуждать не революцию, а Матильду. Это потрясающе, я готов аплодировать! Что делал молодой человек, записывая в дневнике: «Ушел утром от маленькой К»? Ясно, разговаривал с ней о судьбах России!

Если составить список, кто из великих князей жил с балеринами, то он будет длинный.  Такая гусарская традиция.

О Великой Французской революции

- У революций есть особенность – они все похожи. Большевики брали методы времен Великой французской революции. Они даже террор начали готовить раньше, потому что помнили, что это спасло дело во Франции. Художники повторяли стиль Жак-Луи Давида, делали гигантское полотно с Троцким, изображавшее заседание секции интернационала. Интересно, что Давид не мог выставить свою картину, потому что всех гильетинировали. То же самое произошло и с полотном, на котором был изображен Лев Давидович. Картина была экспонирована один раз и вскоре попала под запрет.

Революции  похожи концом – они все убивают своих детей в обязательном порядке. Поэтому весь торжествующий зал обычно отправляется к расстрельной стенке или прямой дорожкой на гильотину.

О роли шпионов в развитии революции

- Какова цена империи, которую могут сбросить шпионы - английские, немецкие или японские? Так сложилось, что мы никогда не виноваты, у нас всегда виноваты другие, кто плохо к нам относится, кто живет за нашими пределами. А мы несчастные. Правда, возникает вопрос, кто все это делал? Кто сбивал кресты с колоколен, вешал красные ленты? Это не мы, это все шпионы нас надоумили.

О предсказаниях

- Каждый год я пишу себе предсказания на ближайшие 12 месяцев и никому их не показываю. Меня очень радует и печалит одновременно, что они сбываются.  Я рассказываю историю, чтобы читатели могли сами делать эти предсказания. К сожалению, говоря о прошлом, я рассказываю не только о настоящем, но иногда и о будущем. В этом беда. Поэтому я этот труд продолжаю. 

О Распутине

- После выхода книги о Николае II на меня давили, чтобы я сразу написал о Распутине. Но я не мог приступить к работе, так как понимал – никакого Распутина не существует, есть лишь политическая фигура, которую одевают в зависимости от необходимости.

В этот момент Мстислав Ростропович купил на Sotheby's сборник документов - следственные дела о Распутине. Возможно, они ушли из России, потому что в них были показания тех, кто любил Григория, был его сторонником или фанатиком. Посмотрев их, я понял, что портрет может сложиться, что на страницах я могу показать его живого. И я взялся за книгу. Она стала бестселлером, но плохо читалась. Дело в том, что в умах уже существовал другой образ Распутина. И он был могущественнее, чем этот - настоящий.

Работая с документами, я пытался поймать его настоящего. Было удивительно, что люди не могли его одинаково описать. Одни говорили «у него хлебные зубы», другие, что у него выпали зубы и остались одни черные точки. Одни утверждали, что он огромный, другие – что он приземистый и горбится. И это люди, которые наблюдали Распутина каждый день. Он менялся как хамелеон. По мере того, как я писал эту книгу, странице на 300-ой я признался, что не могу его поймать, что я все время ловлю какую-то его личину. 

Но вот он однажды сидел на кровати дочери своего издателя и сказал: «Почему ты меня с нее не прогонишь? Я же черт». Здесь он говорит правду. Он мучился. Это человек, который ходил и отгонял от себя дьявола.

Эдвард Радзинский: « Распутин - это человек, который ходил и отгонял от себя дьявола». Фото: АиФ/ Мария Соколова

Все эти записи меня потрясли. Но даже потом, после выхода книги, Распутин меня не отпускал. С Украины мне прислали еще один том из того же дела. И это потрясающие вещи. В них рассказывается, как к нему ходили чиновники и их жены через черную лестницу, потому что он уже стал символом темных сил. Как жена Витте ходила к нему, как они договаривались вернуть Витте (что, возможно, спасло бы империю). Это ужасно интересно, но надо бежать из этого плена, потому что еще раз погрузиться туда на три года, это тяжело.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что случилось с мемориалом погибшим над Синаем в Ленинградской области?
  2. Освободят ли многодетные семьи от транспортного налога?
  3. Какие льготы по оплате капремонта действуют в Санкт-Петербурге?

Что для вас значит правильное питание?