aif.ru counter
Елена Данилевич 0 813

«Нас рассматривают в лупу». За что россиян не пустили на Паралимпиаду?

Многих российских спортсменов отстранили от участия в Паралимпийских играх в Пхенчхане.

Не всех российских паралимпийцев не пустят на зимние Игры.
Не всех российских паралимпийцев не пустят на зимние Игры. © / Ольга Московченко / АиФ

Абсурд, связанный с якобы допинговыми нарушениями в российском спорте, похоже, заканчивается. 29 января Международный паралимпийский комитет (МПК) разрешил  российским спортсменам участвовать в зимних Играх-2018. Правда, всего в пяти дисциплинах и в нейтральном статусе. Ожидается, что в южнокорейском Пхёнчхане выступят от 30 до 35 наших атлетов, среди которых будут и петербуржцы.  

«Новость хорошая, однако эйфории не испытываю: не восстановлены  права Российского паралимпийского комитета, чего мы так добивались, – говорит гендиректор Специального олимпийского комитета Санкт-Петербурга, президент городской федерации спорта инвалидов Сергей Гутников. – Ведь ещё полтора года назад глава МПК Филипп Крейвен приезжал в Москву на 20-летие паралимпийского движения в России. Восхищался нашими успехами, масштабной помощью спортсменам на уровне государства. И вдруг через два месяца всё изменилось. В августе 2016 года Россию отстранили от летней Паралимпиады в Рио-де-Жанейро. Затем из-за санкций не позволили участвовать в отборочных турнирах к зимним Играм-2018, продлили запрет на членство в МПК».

27-29 января в Бонне заседал исполком этой организации, где рассматривались вопросы поездки наших спортсменов в Южную Корею. Президент российского комитета Владимир Лукин попросил разрешения выступить, рассказать о проделанной работе. Но ему слова не дали.

Рассматривают в лупу

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: – В чём же конкретно обвиняют наших паралимпийцев, есть ли прямые доказательства?

Сергей Гутников: – Нет и быть не может. Это выдуманная, политическая, антигуманная кампания. Идёт война, только на спортивном фронте. Инвалиды должны ездить, общаться без всяких преград, это записано и в уставе МПК. Но из-за амбиций там обо всём забыли, подчинив здравый смысл конъюнктуре.

Считаю, что всё происходящее не просто кощунственно, а непрофессионально, тем более для граждан с ограничениями в здоровье. Посмотрите – мы стараемся массово привлекать таких людей, а нас пытаются вывести из игры. В Петербурге лишь в Спартакиаде-2017 участвовали 8,5 тысяч человек, а в год мы проводим до 260 мероприятий. В Европе такого нет близко.

На Олимпиаде-2012 в Лондоне представители Северной столицы завоевали 9 медалей, из них 6 золотых. В 1988-м Россия впервые приняла участие в Паралимпиаде в Сеуле и с тех пор находится в лидерах. И сейчас, несмотря ни на что, там, где допускают, выигрываем большинство чемпионатов. Хотя заслуженные рейтинговые очки из-за создавшейся ситуации нам не присуждаются, медали не вручаются. Удивительно, но эти юридические провалы в Лозанне не видят, твердят лишь про мифический допинг.

– Но в известном докладе WADA упоминается о 44 паралимпийцах, чьи положительные пробы исчезли из пробирок в 2012-2015 гг. А недавно 36 здоровых спортсменов снялись с турнира в Сибири, узнав о внезапном приезде допинг-офицера…

– Проблем никто не скрывает. Однако с инвалидами ситуация иная – препараты им надо принимать по жизненным показаниям. Порядок такой. Атлет за полгода должен предупредить WADA, что ему показаны именно эти лекарства. Указать дозы, получить разрешение и каждые полгода его продлять. Опоздал – штраф. Причём сотрудник службы может приехать в любой момент и взять пробы.

Учтём: сегодня почти все соревнования для отбора на Паралимпиаду проходят вне России. Нас и так рассматривают в лупу, давление колоссальное. Доходит до цинизма. Так, человек слепой, без руки или ноги накануне ответственной гонки по минутам рассчитывает свои силы – и вдруг его вызывают на пробы. Могут прийти и перед самым стартом. Такое чувство, специально стараются, чтобы нервничал, переживал и показал низкий результат.

Деньги – не главное

– Может кому-то просто мешают наши успехи?

– Конечно, к спорту эта закулисная возня не имеет никакого отношения. То, что мы сильные, для них кость в горле. Думаю, некоторые международные чиновники мечтают развалить саму систему, созданную у нас для помощи инвалидам. На том же Западе паралимпиец сам по себе – ищет спонсоров, тренера, оплачивает его услуги и поездки. У нас этому активно помогает государство. Один факт: при игре в регби скорости на площадке – до 50 км/час. Чтобы двигаться в полную силу, нужны специальные коляски. И мы их купили – каждая до полумиллиона рублей.

Я в этой области 27 лет – со спортсменов мы не берём ни копейки. Все сертификаты тоже выдаются бесплатно. А вот ребят материально стараемся поддержать. Напомню: с 1996 года в России выплачиваются за победу одинаковые призовые и здоровым атлетам, и паралимпийцам. На последних олимпиадах за золото только от Петербурга полагается вознаграждение в пять миллионов рублей. Это хороший стимул, но деньги – не главное. Спорт, движение для инвалидов нужны как воздух.

Мы живём в сложное время, когда мир наполнен локальными конфликтами, множатся «горячие точки», на дорогах ежегодно происходят десятки тысяч аварий. В итоге только в Петербурге сегодня 800 тысяч инвалидов, треть – молодые. Наша задача создать такие условия, чтобы человек понимал: физическая культура поможет ему продлить жизнь, повысить её качество. А сам он будет нужным и работоспособным.

Не пускают в кафе и театры

– При этом даже во второй столице доступная среда для людей с травмами так толком и не создана. Известны случаи, когда колясочников отказываются обслуживать в кафе, не пускают в магазины, кино и театры.

– Факты безобразные, и всё же отношение меняется. Когда в 1985-м, впервые в стране, мы провели в Ленинграде Малые специальные Олимпийские игры для воспитанников детских домов и интернатов – разрешение пришлось получать, ни много ни мало, у главы МОК и обкома партии. Сейчас ситуация иная. В мегаполисе люди постепенно выходят из четырёх стен, могут спуститься в метро. На маршруты уже вышли автобусы, куда может въехать и колясочник.

В Петербурге в каждом районе есть отделения адаптивной физкультуры, а в Академии им. Лесгафта создан специальный факультет. Конкурс туда до 8 человек на место. Мы ищем и приглашаем способных ребят!

Серьёзно подключилась и медицина, а отечественными научными методиками пользуется весь мир. Учтём также, что спорт для таких людей – это и социальный лифт. Мы даём им рекомендации для поступления в вузы, они могут получить профессию, зарабатывать. Подтягиваются и другие регионы. Сегодня в 80 городах страны существуют Специальные комитеты, их число растёт.

– И всё же отстранение нашей паралимпийской сборной вызывает тревогу. Как сделать так, чтобы подобные скандалы не повторялись, а мы могли себя защитить?

– Во-первых, наши представители должны быть во всех международных выборных органах, влиять на процессы изнутри, а этого пока нет. Во-вторых, чтобы спортсмен закрепился в обойме сильнейших, ему необходимо пройти классификацию. На данный момент у нас в стране такими полномочиями обладают всего 3-4 специалиста – соответственно, мы вынуждены проходить эту процедуру за рубежом. Поэтому надо срочно готовить своих экспертов. В-третьих, требуется штат юристов, хорошо разбирающихся в международной практике по защите спортсменов. Сейчас это наше слабое звено.

А вот системы приёма допинга, как нам пытаются внушить, у нас нет и не было. Сами атлеты понимают: искусственная подпитка – удар по здоровью. Может, сегодня ты что-то выиграешь, но завтра будешь больным навсегда. Сейчас в Петербурге на Яхтенной улице строится многофункциональный комплекс, где будут проводить соревнования высшего уровня по 13 видам спорта. Несмотря на сложившуюся ситуацию, паралимпийцы упорно занимаются и тренируются. Верим, что скоро этот беспредел закончится, и наши атлеты снова покажут высокие результаты. 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда откроют съезд с КАД?
  2. Эпидемия гриппа началась?
  3. Почему в реке Новая гибнут утки?

Как вы будете искать аптеку в незнакомом районе?